Skip to content
Псой Короленко Джесси Рассел

Экзистенциально-коммуникативные основы чтения Наталия Стефановская

У нас вы можете скачать книгу Экзистенциально-коммуникативные основы чтения Наталия Стефановская в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В более широком смысле — это новый способ мышления, связанный с изменением взгляда на место человека в мире, на: Если;в Средние века чтение мирских книг считалось отступничеством от Бога [], то в этот период возрождается убеждение, что для высокообразованного человека необходимо знакомство с различными письменными традициями, начавшими развиваться с античности — философской, исторической, поэтической и др.

Но при этом главными остаются познание религии и нравственной добродетели [43]. Сетования на это звучат во многих высказываниях философов и писателей той эпохи Т.

Мотив избирательности в чтении возрождает античные традиции читательской культуры, в частности, высказанные Сенекой. Для человека эпохи Возрождения чтение становится в первую очередь средством познания, средством раскрытия личностного потенциала.

Но появление новых тенденций в чтении вовсе не означало исчезновения традиций Средневековья, сохранявшейся, в частности, во взглядах Н. Кузанского, в идеологии ряда орденов иезуиты, тамплиеры и др. Формировавшаяся в этот период социальная модель чтения может быть представлена как индивидуализированная интеллектуально-духовная диахроническая коммуникация. Опишем ее главные черты, опираясь на работы М. Монтеня, в которых она наиболее детализирована. В качестве основного интеллектуально-духовного занятия здесь провозглашается самопознание, которое осуществляется только в одиночестве, путем размышления, внутренних бесед с самим собой [, с.

Поэтому книги становятся одним из импульсов стимулов подобной деятельности. Тем самым основной целью чтения становится познание не событий, изложенных в тексте, а внутреннего мира человека, его души.

Так, по мнению М. Монтеня в чтении проявляется любопытство особого рода — стремление узнать душу и непосредственные суждения авторов. Одно дело проповедь, а другое — проповедник Им подчеркивается также индивидуальность восприятия: Монтень указывает на индивидуальный ассоциативный и дискретный механизм чтения: Представленная нами картография ныне действующих школ и направлений, претендующих на описание природы и атрибутов чтения, позволяет выделить имеющиеся принципиальные методологические трудности моделирования единой универсальной концепции чтения.

Описанная в традициях различных парадигм проблематика человеческого чтения заведомо включает плохо совместимые, зачастую диаметрально противоположные полюса анализа. Исследователям зачастую удается поместить в фокус анализа только один из множества модусов чтения: Исходя из этого, претендующая на тотальность единая концепция, представляющая чтение как целостный феномен, должна непротиворечиво одновременно характеризовать его и как чисто физиологический перцептивный феномен, и как базовую характеристику социума, и как форму человеческой духовности.

Чтение включает в себя сложные феномены индивидуальной и групповой психики, имеющие, в том числе, и внерациональную специфику и для исследования которых не всегда возможно подобрать адекватные эмпирические методы. Гваттари , до какой степени чтение связано с механизмами выбора жизненных сценариев и т. Познание сущностных качеств чтения исключительно количественными методами, фиксирующими лишь видимые, поверхностные проявления этого духовного феномена имеет свои пределы.

Эти методы позволяют примерно очертить лишь внешние границы его бытия как некоей специфической определенности. Но в чтении присутствуют такие стороны, которые с трудом поддаются рациональной интерпретации, например, его личностно-экзистенциальное или эмоционально-аффективное содержание. Проблематичность эмпирической формализации чтения связана с индивидуализированностью процесса чтения; постоянным присутствием в нем субъективных, в том числе сугубо иррациональных моментов; множественностью факторов, участвующих в его детерминации; обилием не поддающихся контролю случайных отношений и влияний и др.

Поэтому в ряде концепций чувствуется определенный субъективизм при выведении в фокус анализа того или иного аспекта чтения. В большинстве трактовок чтения существует, хотя и не всегда в открытой форме, разрыв между собственно процессами чтения и их результатами. Иными словами, даже в случаях, когда желаемый результат достигнут например, растет грамотность, эрудиция, собственно технические навыки чтения респондентов нельзя однозначно утверждать, что такой результат связан именно и только с чтением.

Безусловно, зависимость между чтением и развитием личности существует, но механизм этой связи не является прямолинейным, опосредуется множеством внешних и внутренних ситуативных факторов, субъективными имплицитными процессами.

В связи с этим, традиционная линия анализа: В частности, не позволяет объяснить, почему при росте количества и качества информационных потребностей современного человека резко снижается интерес к чтению и доля уделяемого ему времени. Поэтому описание социальной результативности чтения во всех подходах носит не постулирующий, а вероятностный характер. Ни в одной из множества конкурирующих между собой концептуально-теоретических схем чтения не удалось до сих пор выделить какую-то более или менее очевидную духовную или материальную матрицу чтения, своеобразную молекулу его качества, аналогичную матричной роли товара при марксистском анализе качества капиталистической общественной жизни.

Возможное рассмотрение в качестве таковых буквы, фонемы, лингвистической конструкции, фрейма или дискурса не удовлетворяет полностью методологическим требованиям, предъявляемым к подобным исходным матрицам, и относится более к тексту, а не чтению. Но весьма слабо представимы отвечающие устоявшимся признакам строгого научного силлогизма интеллектуальные операции, позволяющие вывести из таких феноменов всю метасистему чтения, включая его макросоциальные аспекты.

В заметном числе современных теорий либо прямо, либо в качестве вспомогательного объяснительного механизма предлагается учет собственно полевых эффектов чтения, причем эти эффекты могут проявляться как в социальном, так и в психологическом поле Р. Методология подобного анализа, предложенная К. Переход к этапу информационного общества в начале XXI в. Специалисты многих стран отмечают снижение интереса к чтению, рост числа людей, не владеющих навыками работы с текстовой информацией.

Одной из базовых причин этих кризисных явлений, по нашему мнению, выступает столкновение, противостояние экзистенциального и социального модусов чтения. Социологический анализ макросоциальных детерминант чтения с позиций предлагаемой нами методологии ориентирован на выявление их стимулирующего или тормозящего воздействия на развитие интереса к рефлексивно-духовному чтению, на создание условий для интенсификации и распространения чтения в его экзистенциально-духовном варианте.

На макросоциальном уровне чтение имеет достаточно противоречивый статус. С одной стороны, оно выступает как социализирующая практика, приобщающая к социальным нормам и связям, но с другой — формирует независимую в суждениях и поведении, внутренне свободную, критически мыслящую личность, что является угрозой для стабильности общественной системы.

Поэтому, не имея возможности контролировать сам процесс чтения, государство, социум создают механизмы косвенной регламентации развития этой социальной практики. Формы регламентирования чтения направлены на сохранение определенного баланса типов читающих людей в обществе, не нарушающего стабильность общественной системы.

Нарушение баланса в сторону избыточности или недостаточности определенных типов читающих людей имеет негативные последствия для социальной системы. Так, для того чтобы стать полноценным членом общества, исполнять социальные роли, функционировать в качестве общественного работника, личность должна овладеть определенным минимумом накопленного совокупного социального опыта, зафиксированного в текстах, то есть освоить модель нормативного чтения.

При критически низком уровне освоения этой модели общество регрессирует не только в культурном, но и в экономическом плане. При чрезмерном же распространении моделей рефлексивно-духовного чтения возрастает риск девиаций, формирования оппозиционных социальных групп, критической переоценки и разрушения имеющихся нормативных структур.

Регламентирующе-регулирующая функция государственной системы реализуется через государственную политику в области чтения. В качестве основных направлений социальной регламентации в большинстве обществ нами выделяются: Яркие литературные описания такого вмешательства представлены в творчестве Дж. Государственная регулирующая система начинает оформляться практически одновременно с самим чтением.

Ее масштабы и степень тотальности прямо коррелируют со степенью распространенности чтения в обществе и его значимостью для существования общественной системы. Материалы историко-социологических исследований свидетельствуют, что основными социально-экономическими макрофакторами распространенности чтения в обществе выступают интенсивное развитие разделения труда, в частности переход от натурального ведения хозяйства к промышленным товарно-денежным отношениям, и процессы урбанизации, распространения городского образа жизни [, с.

Примерно до начала XIX в. Экономические интересы социума не требовали обязательной грамотности работников, так как являвшееся основой экономики сельское хозяйство велось традиционными методами, и обучение им происходило в пределах замкнутой сельской общины через непосредственное устное общение поколений. Так, к середине XIX в. Чтение становится социально востребованной практикой для формирования профессионального корпуса промышленных рабочих.

Интенсивные миграционные процессы перемещения массы крестьянского населения в города требуют их адаптации к городскому образу жизни, элементом которой выступает и чтение.

Социально-политические потрясения, коснувшиеся ряда европейских стран, также стимулировали интерес к чтению, но уже идеологическому. Исходя из этого, попытаемся проанализировать особенности государственной системы регулирования чтения. Система социальной регламентации чтения с момента своего возникновения развивается по пути постоянного усложнения механизмов и расширения сферы их влияния.

А в развитых формах распространяет свое организованное воздействие на сферу продуцирования и распространения чтения, то есть вырабатывает латентные формы давления и на самих писателей, и на книгоиздание, и на книгораспространение. Одной из таких форм стала созданная в Советской России в е гг. При декларировании поддержки и оказании помощи творческой интеллигенции латентной функцией союзов стала режимно-политическая, то есть контроль за интеллигенцией и организация ее деятельности в нужном для партии направлении.

При этом опасны для власти были не столько писатели, сколько их читатели. В качестве инструмента манипуляции творческим писательским процессом в России использовались и издательства в частности, созданное в г. Экзистенциальные основы чтения проявляются не только в комплексе имплицитных представлений респондентов о сущности чтения, но и в технологических аспектах читательской деятельности. В данном случае под технологическими аспектами мы подразумеваем комплекс организационных условий, сопровождающих процесс чтения и его количественные характеристики.

К эмпирическим индикаторам экзистенциальных доминант чтения, отслеживаемых в процессе его осуществления могут быть отнесены, по нашему мнению, эффекты темпорального смещения, ощущаемые читателем, факторы и условия прерывания чтения, наиболее благоприятная обстановка для читательской деятельности, время чтения и др. По представлениям респондентов наших исследований освоение навыков чтения представляется важной вехой в жизни человека, знаменующей принципиально новый этап его жизни, качественный скачок, сопровождаемый эмоциональным подъемом.

Первое переживание этих ощущений доставляет человеку высшую радость. Обращает на себя внимание тот факт, что около Ул респондентов считают чтение лишь способом убить время, то есть для них, скорее всего, важна именно досуговая, развлекательная функция чтения, и около Ул считают чтение обязанностью, то есть обращение к чтению носит для них принудительный характер таблица 9.

Сущность процесса чтения большинство респондентов связывают с познанием нового, приобретением жизненного опыта и эмоциональным сопереживанием. Чтение — это всегда нечто большее, чем просто распознавание печатных знаков. Оно связывается респондентами с мыслительной, творческой деятельностью. Выяснение представлений респондентов о процессуальных особенностях чтения как духовной коммуникации дало следующие результаты.

Вероятнее всего это связано с тем, что, погружаясь в чтение, человек раскрепощается, становится самим собой, сбрасывает все социальные маски, отключает механизмы психологической защиты от внешнего вмешательства в свой внутренний мир, и поэтому становится особенно уязвимым. Поскольку это внутренний диалог или монолог, вторжение внешних звуков не позволяет сосредоточиться на нем, отвлекает, не дает полностью погрузиться: Следовательно, можно предположить, что комплекс личностных представлений об условиях чтения входит в базовую часть имплицитных теорий чтения.

Как наглядно видно из приведенной таблицы - чтение предполагает уединенную домашнюю обстановку. Таким образом, подтверждается предположение, что присутствие посторонних людей работа, транспорт, библиотеки, очереди даже при наличии возможности и времени для чтения не располагают к нему, не позволяют полностью погрузиться в этот процесс.

Другим существенным аспектом, показывающим, насколько глубоко человек погружается в чтение, выступает личностное ощущение времени. Для абсолютного большинства респондентов характерны темпоральные смещения, свидетельствующие об искреннем интересе, увлеченности чтением. Погруженность в чтение сопровождается возникновением у читателя особого мироощущения, состояния, в котором, по образному выражению Л.

В общей сложности, половина респондентов испытывает подобное состояние. Диалог как социкультурная основа организации гражданского общества Теоретико-методологическое исследование Ветошкин Андрей Геннадьевич.

Духовная реабилитация военнослужащих российской армии: Социальные последствия учебной иммиграции в Россию: Теоретико-методологические основы исследования системы образования Рысакова Полина Игоревна. Методологические основы исследования интеллектуального потенциала современного российского города Аглямова Гульнара Рашитовна. Социальный институт сервиса в современном российском обществе: Теоретико-методологические основы исследования Хмелев Василий Васильевич.

Теоретические и методологические основы исследования социальной проблемы жестокого обращения с детьми в семье Лиманская Ксения Андреевна. Совершенствование информационного обеспечения деятельности органов государственного управления субъектов Российской Федерации на основе социологических исследований: Проблемы теории и практики самоуправления научного сообщества: Содержание к диссертации Введение 1 Историко-методологические аспекты социологического исследования чтения 23 1. Назовем лишь несколько из них: Этот дисбаланс проявляется во все более жестком противостоянии духовных коммуникаций между людьми и общей логикой социального отчуждения между ними, данном в самом процессе чтения и его статусе в жизни конкретного общества; — вытеснение чтения из доминирующей культуры в сферу отдельных субкультур и профессиональных групп, активно сопротивляющихся этому и пытающихся сохранять и поддерживать его реальную ценность движение буккроссинга, работники библиотек, представители творческой интеллигенции, писатели ; — проблема использования чтения как технологии образования, получения новых знаний и значительное снижение интереса к чтению, его интенсивности даже в группах, где оно является незаменимым профессиональным или деловым инструментом например, среди педагогов, учащихся и др.

Степень разработанности темы исследования Первые попытки философского осмысления чтения как феномена духовной жизни встречаются еще у мыслителей Древнего Китая и античности Конфуций, Лао-Цзы, Чжуан-Цзы, Сократ, Платон, Сенека , в средневековой социально-гуманитарной мысли духовно-сакральные аспекты чтения и основы его психологического механизма затрагивались П. Поставленная цель подразумевала решение трех групп задач: Методологические основы исследования Мировоззренческие ориентиры автора складывались под влиянием ряда идей, концепций и методологических подходов к изучению феноменов социальной и собственно духовной жизни общества и личности: Ясперс ; признания базовым методологическим принципом классического тезиса о восхождении от абстрактного к конкретному как магистрального пути социального познания Аристотель, Сократ, Г.

Более конкретно научная новизна может быть выражена с помощью следующих теоретических позиций: Ф Програмно-целевое обслуживание пациентов с психозами. А Психопатии, расстройства личности Астенические состояния. Г Психофармакология Основы психофармакотерапии. Н Принципы и практика психофармакотерапии.

А Фармакотерапия в неврологии и психиатрии. Д Словари, справочники Словарь по клинической психологии Социальная психиатрия Социальная психиатрия с основами медико-социальной экспертизы и реабилитологии. М Судебная психиатрия Суицидология Клиническая суицидология. Н Философская психиатрия Авитальная активность. Р Измененные состояния сознания - Психологическая и философская проблема в психиатрии. Фрит К Эпилепсия Эпилепсия.

М Эпилептические психозы у детей и подростков. Сазыкин - Разработка бизнес плана Павлов А. Власть и бизнес монография , История экономических учений Агапова И. Курс лекций, Блауг Марк - Экономическая мысль в ретроспективе, 4-е изд.

Gregory - Macroeconomics, 5th edition Замулин О. Современный подход, pdf Дегтярёва И. Учебное пособие, Мировая экономика Микаэль П. Экономика труда и социально-трудовые отношения. Цвет шрифта Цвет фона.

Posted in История