Skip to content
Псой Короленко Джесси Рассел

Слово любви Ян Райнис

У нас вы можете скачать книгу Слово любви Ян Райнис в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Они — живая история, они закаляют память. Пусть забудет о будущем родина — они не забудут. Здесь полнее всего воплотился замысел Райниса — в одном художественном произведении объединить драму природы, социальную драму и драму индивида. Все они вместе подчинены одним и тем же законам: Все подвержены единому процессу — расцвету и увяданию, созиданию и разрушению под действием внутренних и внешних противоречий.

Развитие Райнис осмысливал диалектически; новые силы новой революции в ходе дальнейшего развития материи неизбежно прорвутся наружу в каком-то ином месте, иной форме.

Поэма завершается впечатляющей картиной: Солнце, своими лучами оберегающее человека, мчится в беспредельном космическом пространстве навстречу матери — Сверхсолнцу, которое так же, как и вся Вселенная, подчиняется великому закону движения и преобразования.

Особое внимание в эти годы поэт уделяет осмыслению человеческой личности, ее общественной значимости, поиску для нее новых этических норм. Круг проблем, в нем затронутых, необычайно широк, однако и здесь не ослабевает внимание автора к проблемам человеческой личности, его стремление понять смысл жизни. Здесь слышится голос человека, страстно и преданно любящего родину, познавшего красоту и любовь, радость борьбы и творчества, тяжесть и боль поражений. Этот человек постоянно помнит, что он боец основного класса.

Но в час затишья после боя или в час, когда жизнь приближается к порогу смерти, все острее встает вопрос о ценности жизни, о смысле борьбы, творчества и о бессмертии. Райнис, который самого себя называл истинным другом жизни, не мог примириться с мыслью о гибели человека, бренности его существования. В швейцарский период жизни Райнис не перестает обращаться к драматургии. У него рождается немало замыслов — в частности, опять-таки связанных с революцией года, а также с античной историей и историей Латвии.

Например, им был задумай целый цикл, состоящий из десяти пьес, в котором предполагалось отобразить весь ход исторического развития латышского народа, притом особенно пристальное внимание, по мнению Райниса, следовало уделить историческим событиям, подчас давно преданным забвению, но тем не менее знаменательным, а также выдающимся личностям, отдельным классам и даже небольшим общественным группам.

Для поэта, который так пылко и самозабвенно вовлекался в жизнь своей эпохи со всеми ее проблемами, поисками, борениями и противоречиями, обращение к истории, изображение далекого прошлого никогда не было самоцелью: С исторического материала время как бы счищает, осыпает все несущественное, малозначительное, и, таким образом, дает возможность увидеть главные черты, генеральные линии, дает возможность говорить о сложных социальных проблемах.

Ко всему прочему исторический материал, так же как и предания, легенды, дает возможность пробудить к жизни все благородное, возвышенное, что сокрыто в человеке, создать образ сильного, мужественною героя, который так необходим в трудный период реакции.

В основу ее положен мотив древнего сказания об Индулисе. События этой трагедии развертываются в тринадцатом столетии, когда разрозненные латышские племена, раздираемые междуусобными войнами, боролись против немецких завоевателей. В атмосфере войны и смертей разгорается любовь между предводителем латышского племени куршей Индулисом и дочерью немецкого комтура рыцаря Арией.

Их любовь обречена и в силу сознания вины перед собственным народом, и в силу враждебности к ним со стороны их соплеменников. Индулису и Арии суждено погибнуть. Обречена на поражение и борьба небольшого латышского племени с превосходящими силами закованных в латы немецких рыцарей.

И опять-таки события далекого прошлого дают Райнису богатейший материал для воплощения мысли огромной нравственной силы, таящейся в любви. Говоря о событиях прошлого, Райнис не забывает воздать хвалу светлому будущему, которое. И в самом деле — пьеса основана на старинных песнях, которые распевало не одно поколение латышей. Сюжетно — это пьеса-сказка о родной дочери и сиротке, которую полюбил суженый первой. В сказочный и песенный орнамент Райнис заключил большую жизненную правду.

В году поэт писал о возникновении замысла пьесы: В ней затронуты многие из тех проблем, которые занимали Райниса в швейцарской эмиграции — начиная от философского осмысления жизни и поиска нового этического идеала и кончая личными переживаниями, выпавшими на долю поэта в его эмигрантском одиночестве, которые были вызваны не только непониманием его произведений, но зачастую направленной против поэта слепой бессмысленной ненавистью.

Райнис использует здесь древнееврейское предание об Иосифе и его конфликте с двенадцатью братьями. Иосиф в творчестве Райниса — образ великого мыслителя, мечтателя, искателя истины, носителя духа нового времени.

Он стремится к единению со всем человечеством. С другой стороны — он восстает против толпы, против тех, кто целиком врос в старые формы существования, в старые, отжившие традиции. В своих заметках от 26 февраля года Райнис писал, что правда братьев Иосифа основана на эгоизме, правда Иосифа заключена в том, что он считает невозможной жизнь, основанную на эгоизме, такую жизнь следует переделать!

Правда заключена в самой судьбе Иосифа — в его жизни и смерти. Далее Райнис замечает, что тот, кто переделывает существующий порядок, должен отдать борьбе со старым свою собственную жизнь. Нельзя только просто прощать, если содеяно зло, как нельзя также за зло платить злом, поэтому все поступки Иосифа пронизывают неразрешимые противоречия.

Поэт приходит к окончательному выводу — к необходимости утверждать новую правду и справедливость, которые сломают основы старого мира. В трагедии затронут целый ряд социальных, философских и нравственных проблем.

Автор акцентирует внимание на проблеме подлинно гуманных отношений между людьми, выдвигает идею поиска нового гуманизма. Когда началась первая мировая война, Райнис посвятил несколько пьес теме борьбы с вековым врагом латышского народа — немцами. Однако в отличие от народной песни, сдобренной юмором, в произведении Райниса нет ничего забавного, наоборот — это мрачное повествование о девушке, которую похитил и увез с собой на чужбину жестокосердый Чужеземец. В пьесе изображены старинные свадебные обряды — умыкание невесты, попытки ее освобождения, погоня за похитителями.

Это динамичная экспрессивная пьеса с весьма сложной символикой. Сюжет ее опять-таки народный. В его основе — сказка о неком Господине, который выходит из могилы, чтобы в брачную ночь отобрать у крестьянина невесту. Он выпивает у девушки три капли крови и вместе с ними отнимает жизнь.

Песенник Тот спускается со своей волшебной песней в царство теней, вернуть Лелде к жизни. Тот претерпевает множество испытаний и, наконец, вместо отнятой у девушки крови, отдает собственную.

Лелде спасена, однако сам герой погибает, но, погибая, завещает народу беречь Лелде — Латвию. Песня Тота — лишь отзвук песни вечности, из которой его песня вышла и в которую снова возвращается. В образе героя поэт воплотил свои представления об истинно народном певце, мечтателе, борце за справедливость. Тот умирает, но песня его остается людям. У этой песни три жизни:. В Швейцарии Райнис встретил весть о революционных событиях в России. Райнис был тесно связан с латышскими коммунистами, которые активно участвовали в борьбе за создание молодой советской республики.

Среди этих людей было немало бывших участников революционных событий Пятого года. Друг юности поэта, глава первого правительства латышской советской республики Петер Стучка, сестра поэта и жена Стучки — Дора, Паул Дауге, один из самых проницательных и серьезных исследователей райнисовского творчества. Когда в году советское правительство обратилось к поэту с просьбой разрешить издание его произведений в молодой советской республике, Райнис искренне обрадовался:.

Это свидетельствует и о том, что пролетариат понимает, что душа поэзии заключена в индивидуальности, ровно как и в народе, и что содержание поэзии составляет дух времени, который подготавливает через прошлое и настоящее чувства человека будущего. Когда наконец в году поэт вместе с женой вернулся на родину, в Латвии установилась буржуазная республика.

Возвращаясь на родину Райнис и Аспазия были полны надежд и творческих замыслов. С собой Райнис вез целый ряд произведений: Девятого апреля Райниса встречали в Даугавпилсе, десятого в Риге. Эти встречи превратились во всенародный праздник. В речи, произнесенной по случаю возвращения, поэт сказал:. Он сразу же включился в активную общественную деятельность, отстаивая в рамках буржуазного парламентаризма демократические и социалистические идеалы.

Одно время он работал в Департаменте искусств, потом директором Национального театра. Под его руководством в театрах республики был осуществлен целый ряд серьезных и интересных постановок из мировой классической и оригинальной национальной драматургии. Приблизительно около года поэт был министром просвещения. В его компетенции находились все мероприятия культурной жизни Латвии.

Райнис энергично принялся за дело демократизации школы. Он убежденно и последовательно отстаивал права национальных меньшинств, в частности, живших в Латвии белорусов. В году поэт был приглашен в Советский Союз для участии в проходившей в Минске конференции, посвященной реформе белорусской орфографии. Он являлся также председателем Общества культурных связей с Советским Союзом.

На вечере в честь основания Общества Райнис сказал, что новая Россия уже заявила о себе в литературе, искусстве, науке, что Европа учится у нее и что латыши не должны отставать.

Однако понадобилось совсем не много времени, чтобы поэт начал понимать, что его борьба с реакцией будет гораздо сложней и продолжительней, нежели это казалось поначалу. В году он делает дневниковую запись. Все записные книжки запущены: Много затрачено труда, впечатлений много, переживаний тоже. И все это потеряно. Три долгах года длилось праздничное угощение по случаю встречи, которое окончилось тяжелым похмельем.

А теперь вот болит голова, куда идти, что делать не ведаю! В году Райнису пришлось покинуть место директора Национального театра из-за интриги правящей партии. Пришлось отказаться также и от деятельности на поприще просвещения, хотя на протяжении всего последнего десятилетия жизни для демократически настроенной части латышских учителей он продолжал оставаться самым близким по духу художником.

Незадолго до возвращения на родину Райнис писал, что его не пускают туда, где он мог бы принести пользу, кое-чего добиться. Этот дух, говорил Райнис, есть то, что изменит старый порядок, этот дух присутствует в самой революции. Я вынужден отказаться от скорой, незамедлительной победы, однако, поскольку народ и человечество живы, у меня есть время.

Я не увижу плодов этой победы, но они несомненно будут. В единое целое их соединил лирический герой, революционер-эмигрант Дагда. В трактовке Райниса Илья Муромец — представитель славного героического русского рода, идущий за старейшими и сильнейшими — Святогором и Микулой. Вместе с тем Илья Муромец символизирует поколение, к которому принадлежит сам Райнис. То поколение, которое не сумело до конца разрубить тугой узел социальных противоречий.

Однако нет-нет на ее страницах возникают мотивы безропотной покорности, смирения. Слышу, слышу, знаю, знаю. Есть правда в этом древнем голосе, доносящемся из веков. Свой последний час Райнис встретил на Рижском взморье, среди водной шири, которую он так любил с ранней юности, среди милых ему сосен, которые он воспел в стихах, возвысив до символического образа человека, сильного духом, не сломленного жизненными бурями.

Девятого сентября к Райнису пришла в гости девочка-школьница, и в ее альбом поэт записал последние поэтические строки:. На следующий день Райнис внезапно почувствовал себя плохо.

Смерть наступила 12 сентября года. На смерть Райниса откликнулась вся Европа. Со дня смерти Райниса прошло целых полстолетия, однако творчество поэта не потеряло своей первоначальной художественной силы и значимости.

В году, когда в Латвии снова установилась советская власть, Райнису посмертно было присвоено почетное звание народного поэта. Его лирическое и драматическое творчество оказало колоссальное влияние как на общественную жизнь Латвии, так и на развитие латышской литературы.

Его пьесы не сходят со сцены не только латышского национального театра, но и с театральных сцен мира. Поэзия Райниса издается все в новых и новых переводах, приобретая миллионы читателей. А латышский народный поэт Янис Судрабкалн писал о том, что Райнис всечасно живет с трудовыми людьми Латвии. Он один из тех латышских писателей, образы творчества и мысли которых живут в народе, его взгляды на призвание человека на земле, призывы к борьбе с тьмой и угнетателями во имя нового, свободного человеческого общества, мысли о непрестанном созидании и возрождении мира хранятся в сознании людей и помогают строить жизнь.

Главная Авторы Книги Жанры. Стихотворения Пьесы Райнис Ян. Осиповой Широким шагом солнце ходит над землей, разгоняет густую тьму, оставляет золотые следы на пашнях. Звучное, давно позабытое диалектное словечко поэт принес в латышскую литературу как псевдоним и позже, рассказывая о своей жизни, объяснял его происхождение: По зимним, снежным Я шел дорогам В чужую землю, К чужим порогам. Все эти годы Я жду свершений, Жду отголосков Земли весенней. Катится шум времен К сердцу полей родных.

Скоро и гул и звон Громом наполнят их! Та, что была, Та, что есть, Та, что пребудет вечно. Чего ты жаждешь, расскажи — иной судьбы и битвы новой? Или окончились давно дни битвы старой и суровой?

Неколебимо стой — не дрогни на прежнем месте боевом. Твой враг пока еще все тот же, но только в облике ином! Что скажет юному старик почтенный? Достичь сего ты должен непременно, — Есть заповедь — любить. Горского … Вдали, за сотни сотен миль, За топью, за лугом, за лесом, Лежат поля родной земли, Укрытые синью небесной, Пологом солнечно-ясным, От гроз и от ветров ненастных…. Ревича По зимним, снежным Я шел дорогам В чужую землю, К чужим порогам. Смеясь в лицо мне, Ветра свистели, За полы рвали И прочь летели.

А снег — то вьюжил, Слепящ и колок, То тихо падал На лапы елок. Мир в этом мире И песнь бурана, И сон глубокий, А в сердце — рана. А в сердце весны, А путь — к чужбине. Засыплет снег вас, Покроет иней. Унес я весны, Как память, в дали. Вы презирали их И отвергали. Неужто снегом все Зима заносит? Неужто благовест Стал вечным звоном? Неужто мир ваш Стал царством сонным? Иссохшим сердцем И жадным взором Тянусь к далеким Родным просторам. Горского Где тебе, жалкой душе человеческой, Силой равняться с бескрайней природой?

Болью, боями и хищным сомнением Ты беспредельно истерзана, бедная. Что ей, природе, боль человека?! Вся — совершенство, вся — безразличие, Вечно прекрасная, вечно холодная, Словно картины загробной жизни. Зерна под жерновами Перевод Г.

Горского Идеалы, сердцу милые, Честь, любовь и старые принципы — Все истерто, словно зерна, Жерновами серых будней. Глубочайшие думы Перевод В. Брюсова Думы глубокие Стоном рождаются, Бредом бесформенным, Жгучим предчувствием. Думы безгранные, Сердце когтящие Словно железными Рока ударами. Нет в думах радости… Ах, убежал бы я! Но они ласково Жгут, мучат, следуют…. Липкина Трудясь для мира, в яростной борьбэ Сам закаляйся, стань сильнее вдвое!

И вечные откроются тебе Источник сил и поле трудовое. Сам — думай, помогай, борись, гори, И сам ворота счастья отопри! Суровая душа Перевод Ал. Ревича Рекою слез ты душу затопил, Она, как луг, впитавший влагу ливней. Ты эти слезы с детства накопил, Прилив их все сильней, все неизбывней. Иной поплакал — душу облегчил, И люди столько доброго нашли в ней: Блудный сын Перевод В. Бугаевского Разбиты ноги, рубище на нем.

Дождь хлещет, ветер в темноте ярится, Но все ж не думайте, что в отчий дом Усталым, жалким блудный сын стучится. Пришел он с гордо поднятым челом, И осеняет отблеск багряницы Лохмотья, вымокшие под дождем. Не преклониться он пришел пред вами — Он судия, карающий во храме. Ревича Сей богач добросердечен: Он, заслышав плач несчастных, Тащит тотчас из кармана Чистый носовой платочек.

Практические советы Перевод Ал. Ревича 1 Приучись копить копейку. Отрывай от рта, у брюха, Прозябай в сыром подвале. Если ж не дождешься сотен, То уж смерти ты дождешься.

Отрывай от рта, у брюха. Но пойми меня как надо: Отрывай от рта чужого, И не будешь ты внакладе: Денег тьма, грехов не меньше. Почтенный гражданин Перевод Г. Горского Для труда — чужие руки, Для души — чужие муки. Свысока на всех взирает, Жирный — тощих презирает. Если б ты и в ад попал, Я б и там тебя узнал. Песня нищих Перевод Г. Горского Ползать по миру Жалким слизнем И вымаливать Крохи жизни.

Нет в мире доли Злей и круче: Просить у тех, Кто тебя мучит. Кто сделал рабство Твоим уделом, Кто дух гнетет твой, Терзает тело. Лишний миг жизни Клянчить, как милость, Только бы нищенства Тропка продлилась. Прав первородства Навеки лишиться За ложку хлёбова Из чечевицы. Нищие духом, Мрете глупцами, Жизнь свою губите Горем-слезами. Проплакать век свой, Надежды не зная? Нет, бейтесь насмерть, Душой пылая! Бывший друг Перевод Ю. Абызова Он в море с жаждой нового поплыл, Но ветер к мели гнал, кругом — ненастье.

Такой легко отшвыривает горе И мудрецом слывет в житейском море. Стал ты филистером За два-три года. Нет больше смеха, Взволнованной речи. Чинны сужденья, Мысли как жвачка. Рот под усами Строг, благонравен, Нос добродушен, Брюхо солидно.

В складочке каждой, В блеске штиблетин — Весь ты, прекрасный Наш соплеменник. Прочь безрассудство, Каждый поступок Надо обдумать. Глупо об стену Лбом колотиться, Рушить устои Власти священной. Прочь улетели Порывы, дерзанья, Кровь ледяная Разбавлена пивом..

Любящие отечество Перевод Ал. Ревича Вы чтите отчий край, у вас есть дом, Убежище от ливней и от града, Спокойны вы, дан хлеб вам, как награда, И нет тревог, пусть мрак ночной кругом. Но горе тем, кто весь — любовь к отчизне, Родного края боль их жжет огнем, В них бьет, как в наковальню, молот жизни. Их руки связаны, и тяжки дни, К земле родной прикованы они. Ревича Он душу нес вам из рассветной дали, Пробив, как солнце, облачный заслон, И ветерки чело вам овевали.

Лицом вы зарывались в одеяло, Вас холод пробирал со всех сторон. Наших душ не потревожит, В неведомую даль нас кличет он. Но это не дозволено, быть может? Но он тропой тревоги Уводит красоту в простор времен. Мы ей укажем тихие дороги. Покой в сердцах и душах безмятежных, Дремотой сладкой разум осенен На ложе из цветов в объятьях нежных. Сулит нам красоту, а сам в грязище Рукой жестокой разрушает сон.

Будь проклят он, отверженный и нищий! Рядят свой страх в блестящие наряды, Твердят один и тот же свой резон, Укрыв позор за громкие тирады. А он ушел в распахнутые дали, Пробив, как солнце, облачный заслон, И ветры с ним в просторы улетали.

Первые вестники Перевод Ал. Ревича Дол белел в снегах седых, Но уже слетелись птицы, — До весны в права вступило Царство вешнего светила. Скоро птичий хор затих, Птицы голос надорвали, Не могло их щебетанье Дать земле весны дыханье.

Но узнали мы от них, Как прекрасен день грядущий, И, едва умолкло пенье, Началось весны цветенье. Ревича Там сказочным светом наполнены дали, Там звуки простые созвучьями стали; Там девы в лесной распевают тени, Ивановой ночью блуждают огни; Там бор молчаливый, овеянный тайной, Там замок подводный с горою хрустальной; Там всплески русалок в осоке слышны, Там лаумы пляшут в сиянье луны; Там после заката, работая в поле, Поют подневольные песню неволи… Но мелет муку в океане дракон Для тех, в чьих руках и обман и закон; Но скачет воитель, зарею объятый, Отточен сверкающий меч для расплаты.

Вновь замок подымется из глубины, Развеяв туман и столетние сны, И солнце закружится над головою, Зеленое, красное и голубое. Брюсова В этот грозный день Кровь лилась фонтаном, И ушел под землю замок с королевной. В глубине земли Прелесть-королевна Все сидит над пряжей, шесть столетий кряду. Стены там — янтарь, Пол — зеленой меди, Свод из перламутра, балки — синей стали.

Прялка — словно гром В ручках королевны, Адамант — катушка, нити — волны молний. В кресле золотом Все сидит над пряжей; Мрачно взор пылает… Черный пес у кресла. Черный пес порою Поднимает морду И рычит, почуя терпкий запах крови. В некий грозный день Брызнет кровь фонтаном, — В этот день восстанет замок с королевной.

К пряже новых дней Сядет королевна: Молнии — основа, а уток — сноп радуг. Тканью новых дней — Солнечным покровом — Всех тепло оденет, всех, рожденных в скорби….

Ревича Тяжело идет по земле крестьянин, Не спеша идет, весь в поту, по ниве, Не спеша идет в праздник на прогулку. Ни к чему ему торопиться в завтра, Делает он все не спеша, с оглядкой, Накрепко прирос он к родной землице, Не летать ему в синем поднебесье, Но зато его мать-земля вскормила.

Как он неуклюж — отпрыск исполина. Разозли его — разорвет медведя. Горского Легко пророчить и гадать О счастье, о солнечном свете: Судьба обязана все это дать, Но только, увы, на том свете. Сгниет, истлеет в земле скелет, Пока вы увидите новый свет. Песня фабричной девушки Перевод Ал. Ревича Не пой у окон, соловей, Тоскою не тревожь своей!

Мне до зари вставать чуть свет, Так трудно сердцу, мочи нет, Так больно сердцу, и печаль С твоим напевом льется вдаль. Мне до зари вставать чуть свет, Брести туда, где солнца нет, Где чад коптилок, гарь и пыль, Где жизнь сгорает, как фитиль, Где ход шестнадцати часов Медлителен, как бой часов.

Ты будешь грезить до утра, А мне уже вставать пора, Тебе заря в росе дана, А мне гнуть спину дотемна. Не пой у окон, соловей, Тоскою не тревожь своей! Он это знал Перевод Г. Смерть ждала его В лютых муках… И все предвидел он, Все разумел он, И то, что было, И то, что будет… ……………………. Размышления в ночь накануне нового века Перевод В. Бугаевского I Пустыня ссылки. Из этой дали Ясней и раньше различить смогу Я очертанья нового столетья.

Передо мной раскинулась отчизна Покровом белоснежным, окаймленным Едва приметной глазу лентой моря. Под свежим снегом свежие могилы, От свежей крови пар встает над ними, И впрямь для века прошлого она Не в меру пламенною оказалась. Теперь, быть может, будет по-иному.

Неслышными шагами новый век, Таясь, подкрался, словно тать в ночи. Дверь хлопает, и, молнии мгновенней, Быстрей, чем взмах меча, он успевает Порог переступить и вот уже Горит, как Севера сполох багряный; Он, тяжкою громадой навалясь, Заполнил все, лишь слышен за дверьми Свист времени, летящего стремглав.

И длань его железную на шее Вы чувствуете, даже не успев Достойно встретить нового владыку, Что, появившись, прежнего поверг. Вы, торжествуя, подняли бокалы, В них, искрясь, пенился эксцельсиор. Но выбил он из ваших рук хрусталь, Напиток сладкий вытек, прилипая К подошвам вашим. Но по какому праву мертвой хваткой Он душит нас?

Как взял над нами власть? Откуда он возник, туда и канет. Пред вечностью, владыкой всемогущим, Он только миг, число, смиренный раб. Лишь захотеть — и покорим его, Пусть тот, кто властвовал, согнется сам. Но мы в его руках… Доколе же? Сын весь в отца; и даже не понять, Когда пришел он старику на смену. Кто говорит, что с год назад уже Он тайно воцарился, и тогда На двух девятках словно вал девятый Унес его скончался старый век.

Кто ж матерью его был, кто отцом? Отец его — мещанский затхлый век, А мать звалась Свободой. К ней стремился Юнец, покуда жаркой кровь была. Он Воли не добился, хоть подчас Судачат — не осталась без последствий Запретная любовь, но в жены все ж, Как бюргеру почтенному пристало, Взял Обыденность — тучную мещанку, И сам стал постепенно торгашом, Забыв порывы юности мятежной. Отец под старость вас стегал бичом, Сын будет скорпионами язвить.

Витийствуя о мире, в то же время Во имя просвещенья и культуры Уничтожает целые народы, А жертве, застонавшей под ножом, Он зажимает рот: Так что ж кричать? Снаряды воют, И сыплются свинцовые бобы. Век хочет, чтоб царила тишь да гладь! Сладу нет с болтливым, Держи его под страхом, чтобы он Не смел грешить… И крикуны тогда Притихнут живо, изрыгать проклятья На новый век не будут. Мир настанет — Благоволение во человецех; Тогда лишь при движенье резком могут Оковы звякнуть, да и то чуть слышно, Как бубенцы, обернутые в войлок; Ведь так мягкосердечен судия, Так сокрушается палач, рубя Нам головы……………………… ……………………………………..

Так какова ж Лейпутрия — страна, Где век минувший в сновиденьях, что ли? Нам райское блаженство уготовил? Мала она была… Не многим в ней Попиршествовать вдосталь довелось.

Растаяла гора из каши быстро, Исчезли чудом — озеро вина, Заборы из колбас, мясные стены. Пошло хозяйство прахом, и остались От вожделенных издавна богатств Лишь вытоптанные поля да кости Обглоданные. Попасть бы нам в Лейпутрию, в которой Для всех нашлось бы место, а не только Для избранных, для сотни объедал: В страну, где все мечтанья стали б явью, Где спину мог бы каждый распрямить, Где б каждый мог на хлеб намазать масло И мясо в супе что ни день найти, Да к этому всему еще имел Табак для трубки, сапоги, костюм И по воскресным дням билет в театр; Где досыта все пили бы и ели, Как на толоке, поровну трудясь.

Измучены тоской непреходящей, Мы, люди, испокон веков томимся По счастью, солнцу, воле и по хлебу, Особенно по хлебу, да, по хлебу Пшеничному — грош ломаный за фунт. Ведь вместе с ним придет все остальное, Что делает прекрасным Дух и Разум. Пойми одно — нам имя Легион! Мы поколенье молодости вечной, И мы тебя, Владыка-Век, согнем, Рабом ты будешь нашим.

Горского Все печали и радости света, Чувства, что рвутся из сердца поэта — Вряд ли бег вечности сдержат намного. Нет уже слов, которые могут Время перемещать Ближе к цели хотя бы на пядь. Горского В дальних рощах солнце село — Лик земли роса покрыла, А на нем заря горела; И всю ночь роса копилась, Лик земли сверкал, и зелень Бисером росы искрилась; А наутро солнце всплыло — Лик земли, росой блиставший, Пеленою слез покрыло.

Светлое счастье Перевод Г. Горского Река безмерно длится До горных облаков, Небо к земле клонится За далью ее веков; Где небу с землею слиться, У самой далекой черты, Там светлое счастье мне снится, Там тонут невзгоды, там — ты.

Вечерний покой Перевод В. Брюсова На горизонте, Тучами сжат, Ало-багровый Гаснет закат. Где-то, мигая, Тлеет костер. В сердце — укор. Холодом веет, Никнет чело. В кольце тумана Перевод Г. Горского Зачем, былое, Так неустанно Ты мучишь душу В кольце тумана? Сквозь сеть я вижу Берез раздолье, Но так томится Душа в неволе. Ко дням минувшим Дороге виться, Плывут виденья, Мелькают лица. Сердцу тяжко Перевод Г. Горского Грустно дышит, Тяжко дышит Мать-землица. Над осенними Лугами Пар клубится. В шелк тумана, В серый шелк Земля рядится.

Стоны моря Перевод Вс. Рождественского Из прошлых дней мне слышен Угрюмого моря вой. Швыряя пену, дышит Разгневанно прибой. Чем дальше, тем мрачнее На дюнах стонет он… О, если бы скорее Окончился вечный стон! Перед бурей Перевод Г.

Горского То синь, то серость — моря даль Блестит, блестит под небосклоном, Который нем и тверд, как сталь, В однообразье монотонном. Она зеркальна, моря гладь, Лишь по краям раздолий длинных, Где ветру трудно дрожь унять, Как пашня, море все в морщинах. И чайка, сея стон и страх, Над глубью мечется морского, И кажется, что на волнах Душа, лишенная покоя. Поздний вечер Перевод Ал. Ревича Мерцает свод зеленовато-синий, В огне закатном золотится мгла, Блестит роса на мокрой луговине, И растеклось дыхание тепла.

Час бледных красок, полустертых линии. На долы тьма, как тяжкий сноп, легла, И ветерки крадутся по низине… Где все мерила?..

В сердце острие… Шум ветра, пустота, небытие. Ревича 1 На небе туча залегла вразброс, Покрыла солнце черными клубами; А ведь недавно рассыпалось пламя, Совсем как пряди золотых волос. Мрак наползает, душу устрашает, Полнеба взял в полон, к душе прирос И давит, угнетает, окружает. И грудь переполняется тоской По солнечной земле в дали морской. А туча — ближе, ближе. Тьма растет, Весь белый свет сдавила в мертвой хватке, К земле в полете тянутся касатки, Поля молчат, но стонет небосвод.

Вихрь налетел негаданным порывом, Деревья рвет, лакает пену вод И рушится, хлеща дождем по нивам, Чтоб жизнь топтать безжалостной пятой, Чтоб землю сечь струею проливной. Во мраке мир уснул. Как пусто, лишь вдали сверкнет зарница, Все свершено. Слезами дождь струится И смерть несет, как стража — караул. Душа устала, онемели руки, Пыланье сердца пепел затянул. Ведь это — снова муки. Продрогла плоть, и дрожь такая бьет, Как будто стонет кто среди болот. Горского Жилы застывшие Некуда вытянуть, Мысли горящие Тоже погасли: Грезы весны Перевод Г.

Горского Все пало, все в землю зарыто, мертво, Вокруг тебя тайны и мглы торжество… ………………………………………………. В недрах ночи родится свет! Теплится жизнь Перевод В. Если любовь даст росток, — Гибнет она, как цветок, В землю затоптанный грубой пятою. В горную высь Перевод В. Потом и их не станет в выси горной, Лишь тишины неумолимый гнет Бессонницей тревожить будет черной; Снега смыкаться будут впереди И вся земная боль пылать в груди.

Наши дни Перевод Г. Горского Тягучие пустые дни, То зори, то сумрак багряный… Без сил они, без дум они, Кровоточат, как раны…. На пороге вечности Перевод Г.

Горского Грядет смертный час! Бессилия волн в жизни не знал я, В пламени боли всегда закалял я Душу, что стала тверда, как алмаз. И все же… противны мне приступы дрожи, И гнусный вид смерти противен мне тоже, Волосы дыбом, взор мой ничтожен… Чтоб нитью гнилой жизнь моя расползлась? Горского Ни ненависти, ни любви, — Он, неподвижный, замер. Лежит и ждет, оцепенев, С закрытыми глазами. Он ждет, чтоб грудь его была Теплом слезы согрета, — Он ждет, он вечно ждет весны, Ждет ликованья света.

Под зеленою сенью Перевод Ал. Ревича Зияла годы в сердце рана, Затягивается слегка. Тянулись долго эти годы… Мне на сердце твоя рука Легла, так ласкова, легка. Мне так тепло, забыта рана. Спи, сердце, просыпаться рано! Далека Перед тобой лежащая дорога. Теплая волна дыханья Перевод Г. Горского Искрится бескрайнее море; Избушка, лес кругом: На землю, на зимнюю землю, Повеяло теплом. Волна твоего дыханья Вливается в душу мне.

И жизнь, наливаясь силой, Воспрянула на волне; Искрится она, как море, Не знающее конца, И лето излучает На стынущие сердца. Измятый цветок Перевод Г. Горского Словно любви твоей, Ласки дыханье, Скрытой печали Пыл и страданье: Синеватые искры Перевод Г.

Горского Глаза твои слепнут в рыданьях, В них мечутся ужас и страх? А кажется, свет ликованья Искрится в твоих глазах; Летят синеватые искры Из сердца, в котором весна, И в воздухе ясном и чистом Пьянящего хмеля волна. В душе твоей света безбрежность И вечное утро любви, Таят первозданную нежность Те жгучие искры твои.

За матовой вуалью Перевод Г. Горского Что бродишь, мысль, Весь день-деньской? Золотая дымка Перевод Г. Горского Любви, любви я полон, Как яблоневый сад Пыльцой благоуханной И зеленью богат: Средь свежести росистой Цветет в саду заря, Сквозь дымку золотую Мерцая и горя. Среди травы стройна ты, Тонка ты, как цветок, Пыльца над садом вьется, Как золотой дымок. Цветочные пылинки К тебе, ласкаясь, льнут, И для души любимой Вуаль из шелка ткут. Их множество — но если В глазах твоих печаль, Она мгновенно меркнет, Волшебная вуаль.

Мир был пустыней Перевод Ал. Ревича Мир был пустыней — Ты мир заселила, Мир был бесцветным — Цветы посадила, Мир был холодным — Согрела дыханьем, Мир был во тьме — Озарила сияньем. И славить солнце Я снова в силах, Будить надежду В сердцах унылых. Моя тоска Перевод Г. Ты в сердце, алый мой цветок, Воспрянул ясным светом, Мой дом и темен и жесток, Ты пленник в доме этом.

Цветам ни света среди мглы, Ни свежести напиться, Как пар, готовый взорвать котлы, Тоска в груди теснится. Там сила, труд, Свистящий ветер мимо… Там свет и радость тоску взорвут, И землю к солнцу двинут! Брюсова На нить нанизанные звуки Плывут и реют в вышине: Моей души мечты и муки Горят и плавятся в огне!

Душа горит, сгорает ярко, В огне расплавлена она. В ней все тяжелое сгорело, Она свободна и легка; Все плавится, что тяготело: Пройди до глуби темной, Где крылись муки, страхи, гнев, Развей по ниве подъяремной Свой пламенеющий посев!

Но всё плывут и реют звуки, И думы нижутся на нить: Моей души мечты и муки Горят, чтоб белым пеплом стыть! Последний луч Перевод Ал. Ревича Глаза пылают, и губы сжаты, Тревога мечется в сердце. Какой-то слышится плач в глубине, В самом глухом тайнике. Не надо, душа моя, успокойся, Ведь все в порядке. Последний солнечный луч заблудился, Он мимо скользил, ускользал, убегал, То вспыхивал ярко, то снова гас, Он убегал по осенним далям Пугливо, как лань от погони.

Искал он своих полуденных братьев И теплый солнечный бок своей матери. Но, душа моя, ты-то при чем? О чем же ты, одинокая, плачешь? Он мимо прошел, мы остались в тени, Тень прохладней, чем бой. Ты смягчишься, душа, Будешь чуткой в любви, в состраданье, Столько горя на свете, Столько сердец измученных! Будь же прекрасной, душа, Приди к ним на помощь. Ну не плачь же, не надо. Все ведь в порядке! Этот луч — он пришел издалека. Он сам по себе. Мы не можем его ни прельстить, ни поймать… Слушай, все ведь в порядке.

Он ускользает, Он скоро растает, А душа не растает — она нарастает, Она ведь сама вроде солнца, Горит неизменно, спокойно, Ровным белым огнем. Все ведь в порядке. Душу не скроют тучи, И осень ее не погасит. Она нас греет зимой и в могиле. Светит она в глубине, Куда ни за что не проникнуть Золотому, багряному солнцу, Семицветному солнцу вселенной. Она сияет в глубинах земных И в одиноких сердцах, И эти сердца растут, Поднимаются, тянутся к свету… Послушай, ведь все в порядке, Все, все в порядке.

Ты еще плачешь, душа? Да, я вижу, ты плачешь, Утираешь слезы тайком. Не надо, не плачь. Сердце слезами полно до краев, Стало таким тяжелым… Замолчи, перестань! Больше я не могу! Единственная звезда Перевод Ал. Ревича …Так знай же, в чем высшей идеи суть: Тот, кто ее загорелся огнем, О страхе, о смерти забыл — обо всем. Он не щадит ни себя, ни друзей, Он все дорогое пожертвует ей.

Он к цели идет, хоть пути тяжелы, Не слышит насмешек, хулы и хвалы. Тьма окружает его, но всегда Пред ним сверкает одна звезда. Факелом, юность, Будь среди боя, Чтоб за тобою Шел и трусливый. Сдерни повязку С глаз ослепленных, Сонных, плененных Выдумкой лживой. Ринься в сраженье, Знамя вздымая, Всех увлекая В бой справедливый. Золотистые листья Перевод С.

Липкина Как будто в туфлях Свинцовых, долго Шла ночь-старуха. Пульс сонной жизни Был слышен глухо. Что ж вы грустите, Вы, молодые, При ярком свете? Ведь после ночи Вас первых тронул Бодрящий ветер. Как золотые, Сияют листья. Не вы ли это, Сверкая счастьем, Плывете гордо В лучах рассвета? Встречая утро, Трепещут листья В веселом звоне, В беседе с солнцем Весь день ликуя На горном склоне….

Старые недуги Перевод В. Будни заглушили Солнца смех в душе твоей, И заботы тусклых дней Сердце обручем сдавили. Им, что гадам, крыться в поры, Не взнестись за нами в горы, Не подняться к высоте! Сломанные сосны Перевод Ал.

Ломай, сокрушай нас — идем напролом, К солнцу, к восходу плывем. Ревича Ты мост разрушил, и на самом деле К родному дому не придешь ты вспять, Где руки бы тебе дыханьем грели, Где сердце бы тебе сумели заласкать… Челны и мост проглочены пучиной, Ревет прибой, кроша скалу в песок, Рыдают чайки над косой пустынной. В крови ладони, камни — из-под ног… Вперед! Бугаевского I Мне этого не вынести, отец. Как мог тебя я удержать!.. И ты Ушел, мой сын. И вот передо мною Лежишь теперь.

Глаза твои пусты, Покрыты щеки смертной белизною. А как они пылали в час, когда ты Нас вещим словом окрылял своим. И лишь чело еще объято Грозы недавней отблеском живым… О сердце! Мы сильны, мы победим!.. Заходит солнце… Перевод Ал. Ревича Заходит солнце, ночь пришла, Приносит страх густая мгла, Заходит солнце, но взойдет, Чтоб тьму хлестать лучом с высот.

Весенние дни Перевод Ал. Ревича Прочь жалобы и стон тоски! Круши ограды и — вперед! Все выше солнце, даль синей, Все тоньше лед весенних дней, Все тоньше — тает под лучом, Ручей сливается с ручьем. Ревет разбухшая вода, Уносит прочь обломки льда И заливает все и вся, Устои ветхие снося.

Воды восставшей круговерть Крушит стены столетней твердь, Ломает тысячи преград, И бастион, и каземат. Все, что давило, гибнет враз, Вокруг, насколько видит глаз, Вода. Течет через края Огромной чаши бытия. Горского Одна на свете справедливость есть, Сама собой, одна и та ж навеки — Она была началом всех начал: Она несла порядок в этот мир, И если б мир однажды канул в Лету, Она б еще царила надо всем. Fiat justitia, ruat mundus!

Она над миром трон свой вознесла, Прикрыв свое величье облаками, И ясный взор свой ослепив повязкой, Опорой служит ей металл и камень, Холмы костей и пирамиды трупов, Стволы орудий и столбы победы, Сиденье трона свито из цепей, В которых вечно трудятся народы, Виновные лишь в том, что так малы.

В руке ее весы: Кровью правды Полна одна, вторая чаша вечно Мечом тяжелым клонится к земле. Одежд багровых, золотом расшитых, Тяжелый шелк шуршащий виснет с плеч; И стан широким поясом охвачен, А обувь из железа и свинца; За поясом закон, топор и плети. Сжимает губы тонкие она, И если слово сквозь уста проникнет, Оно разит, как лезвие ножа. Одна лишь речь — приказ и приговор, Они тяжки, как топоров удары, Что б ни сказала — все свершится вмиг, Покуда кровью залита земля И в небе кровь, как зарево, алеет.

Покинув трон, она ступает в мир, Чтоб власть свою распространить по свету, Уравнивая всех перед собой; Закрыв глаза, идет она слепая, Идет не глядя, кто хорош, кто плох, Вершит свой суд, не видя ни причин, Ни слез не видя, ни бескровных лиц, Ни рук костлявых, ломанных бедою, Пока они не сжались в кулаки. Да, Справедливость, видно, за века Состарилась и навсегда ослепла От вековой повязки на глазах. Пусть, пусть вопят, она за все века Ни разу не прислушивалась к воплям — Fiat justitia, ruat mundus!

И лишь чутье ее, как прежде, остро: Дым хижин она чует издалёка И хижины обходит стороною. Но если в них приходится бывать, Она всегда с покорными покорна И вежлива, спокойна и робка; И никогда в глаза не лезет нагло; И вовсе не горда, какой казалась. Она при звоне золота молчит! С ней можно пошутить, поторговаться, К любой нужде приспособляться может, Со смелыми смела и выступает Неумолимой.

Жалости тогда Она не даст сидеть с собою рядом, И суд ее тогда неоспорим: И пусть хоть в пекло катится весь мир, Пусть стоны сотрясают все вокруг, Скрежещут зубы, кулаки хрустят. Да, Справедливость, дряхлая старуха, Становится все старше, все дряхлей, И дни ее судьбою сочтены. За часом час все убывают силы, И только злоба возрастает бурно, Уста увечит зависти излом, Глумливая усмешка скалит рот, Не держат ноги, и в костях иссохших Мозг чахнет, только лишь костыль Поддерживает немощный скелет, И все ж костыль упавшего растопчет, Нога ее все под собой сомнет.

Fiat justitia, ruat mundusl. Час старой Справедливости пробил, И жизнь ее висит на волоске. День страшного суда Перевод Г. Горского Dies irae, dies illa, Solvet urbem in favilla [5]. Смерть многих сотен Не есть конец. Их сменят сонмы Живых сердец. Один умолкнет, — На первый зов Ответят Тысячи голосов.

Покуда злобой Мир потрясен, Песчинка каждая Исторгнет стон. Землетрясенье Сметет дома, Опоры рухнут, И хлынет тьма. Приют ваш каменный В судный час На вас же рухнет, Схоронит вас. Утес дворцы ваши С плеч стряхнет, Открыто взглянет На небосвод. Какие горы Спасут вас? Какое море Вам даст причал? Хотите скрыться В болота мглы?

Немые недра Разверзнут ад, От вас останется Серный чад. Но выше, выше все ведет мой путь, Как утром тень, все тает сном бесплодным, А воздух стал прозрачным и холодным, Но выше, выше все ведет мой путь.

Земных оков упали с тела звенья: Зло, ненависть, волненья и мученья. Без прошлого, без страсти, без греха, Гляжу, как даль, вся в золоте, тиха, И, крылья пробуя в эфире чистом, Душа — как белый снег на склоне льдистом; И, сбросив все, что тяжело, она, Как звезд мерцаньем, нежностью полна… Но выше, выше все ведет мой путь. Нет мига в вечности, чтоб отдохнуть… ………………………………………………. Елизаровой Солнце землю пахало, Медным плугом заправляло, Слой за слоем поднимало к свету, Вдавливало в землю старые наветы.

Буря семена ссевала, Ливнем всходы поливала. Время собирать посевы бури, Яростной борьбы приспели будни. Липкина Хлещущий ветер и снег, С воем летящие в поле, Кто ограничить бы мог Ваше сейчас своеволье?

С дерева буйной рукой Кудри зеленые рвете, Узкой дороги края Топите в снежном омете. Буйно врываетесь вы В каждый покой пропыленный. Елизаровой 40 Озеро ночью Перевод В. Елизаровой 40 Вишня и луг Перевод Г. Шенгели 40 Щедрая рука Перевод А. Ахматовой 40 Единственный друг Перевод В. Елизаровой 40 Весенним утром Перевод В. Елизаровой 41 Давняя знакомая Перевод В.

Елизаровой 41 Душистая мечта Перевод В. Елизаровой 41 День-деньской Перевод В. Елизаровой 41 Бедная бабочка Перевод В. Елизаровой 41 Вместе Перевод В. Елизаровой 41 Свет Перевод В. Елизаровой 41 Отсвет Перевод В. Елизаровой 41 Я все решил заранее Перевод В. Тушновой 41 С утра Перевод В. Елизаровой 41 Долгожданное письмо Перевод В. Елизаровой 41 Розочка Песня девушки Перевод В.

Елизаровой 42 Fiammetta Перевод В. Елизаровой 42 Мальчик и солнце Перевод В. Елизаровой 42 Еще весна была вначале Перевод А. Ахматовой 42 Колючки смеха Перевод В.

Елизаровой 42 Танец без шагов Перевод В. Елизаровой 42 Полуденный отдых косаря Перевод В. Елизаровой 42 Подруга и друг Перевод В. Елизаровой 42 Сто пожеланий Перевод В. Елизаровой 43 Это счастье Перевод В. Елизаровой 43 Твои глаза Перевод В. Елизаровой 43 Пламя привета Перевод С. Шервинского 43 Вопросы девушки Перевод В. Елизаровой 43 Спутница Перевод В. Елизаровой 43 У окна Перевод В.

Елизаровой 43 Солнце на ладонях Перевод В. Елизаровой 43 Сиротливая скала Перевод В. Елизаровой 43 Залог вечности Перевод В. Елизаровой 43 Цельный человек Перевод В. Елизаровой 43 Мои враги Перевод В. Брюсова 44 Мои друзья Перевод В. Брюсова 44 Лучшая школа Перевод В. Елизаровой 44 Дающему Перевод В.

Елизаровой 44 Нелюбимый Перевод В. Елизаровой 44 Оставленный в болоте Перевод В. Елизаровой 44 Актеон Перевод В. Елизаровой 44 Сам Перевод В. Елизаровой 44 Пески моря Перевод В. Елизаровой 44 Плески моря Перевод В. Елизаровой 44 Ночи моря Перевод В. Елизаровой 44 Голос и отголосок Перевод В. Елизаровой 44 Труд и радость Перевод В.

Елизаровой 44 Живая жизнь Перевод В. Елизаровой 45 Разбитая чаша Перевод В. Елизаровой 45 Взаймы Перевод В. Елизаровой 45 Юному другу Перевод В. Елизаровой 45 Алмаз Перевод Г. Шенгели 45 Пролетарий-атлант Перевод В. Елизаровой 45 Вопрос Перевод В. Елизаровой 45 Постоянство дней Перевод Л. Осиповой 45 Под кипарисом Перевод Л. Осиповой 45 Сухая сосна Перевод В. Елизаровой 45 Стебельки травы Перевод В. Елизаровой 46 Несправедливость Перевод В. Елизаровой 46 Молодые сестры Перевод В.

Елизаровой 46 Genoveva Перевод В. Елизаровой 46 Охапка зелени Перевод С. Шервинского 46 Со временем Перевод В.

Елизаровой 46 Погост сердца Перевод В. Елизаровой 46 Страдание Перевод В. Елизаровой 46 Море страданий Перевод В. Елизаровой 46 У вечерней реки Перевод В. Елизаровой 47 Милые слова Перевод В. Елизаровой 47 Случайный миг Перевод В. Елизаровой 47 Медленное жало Перевод В. Елизаровой 47 Сумрак Перевод Л. Осиповой 47 Раньше времени Перевод В. Елизаровой 47 Игра Перевод В. Елизаровой 47 Трон солнца Перевод В. Елизаровой 47 Притихшая ветвь Перевод В. Елизаровой 48 Созревшее яблоко Перевод В.

Елизаровой 48 Скрипач и забвение Перевод В. Елизаровой 48 Падающие звезды Перевод В. Елизаровой 48 Три смерти и жизнь Перевод В. Елизаровой 48 Логово волка Перевод В. Елизаровой 48 Ночная роса Перевод В. Елизаровой 48 Утешение Перевод В. Елизаровой 49 Змеиные ягоды Перевод В. Елизаровой 49 Два смеха Перевод В. Елизаровой 49 Притоки Перевод В.

Елизаровой 49 Когда… Перевод В. Тушновой 49 На той стороне Перевод В. Елизаровой 49 Сон в лихорадке Перевод В. Елизаровой 49 Ленивый ученик Перевод В. Елизаровой 49 Мост Перевод В.

Елизаровой 49 Старая колыбельная Перевод В. Елизаровой 49 Этот день Перевод В. Елизаровой 50 Отчалившая лодка Перевод В. Елизаровой 50 Поздняя гостья Перевод В. Елизаровой 50 По кругу Перевод В. Елизаровой 50 Черная вода Перевод В.

Елизаровой 50 Сотни лет Перевод В. Елизаровой 50 Втайне Перевод В. Елизаровой 50 Закон Перевод В. Елизаровой 50 Счастье ветра Перевод В. Елизаровой 50 За тенями Перевод В. Елизаровой 51 Бесстрастие Перевод В. Елизаровой 51 Немой дом Перевод В. Елизаровой 51 Холодная ночь Перевод В. Елизаровой 51 Дерево в чистом поле Перевод В.

Елизаровой 51 Одиночество Перевод В. Елизаровой 51 Здесь и там Перевод В. Елизаровой 51 Березовые сережки Перевод В. Елизаровой 51 Когда ночь Перевод В. Тушновой 51 Ночь на горе Перевод В. Елизаровой 51 Расту… Перевод В. Елизаровой 52 Зеленое вино Перевод В. Елизаровой 52 Под деревом Перевод С.

Шервинского 52 Молодые кони Перевод В. Елизаровой 52 Дорогой гость Перевод В. Елизаровой 52 Несомкнутое кольцо Перевод В. Тушновой 52 Воплощенная душа Перевод В. Елизаровой 52 Порог Перевод В. Елизаровой 52 Росток Перевод В. Елизаровой 52 Создатель Перевод В. Елизаровой 52 Живой Перевод В. Елизаровой 53 Нетленность Перевод В. Елизаровой 53 Поэт неба Перевод В. Елизаровой 53 Заколосившееся поле Перевод С.

Липкина 53 Три приметы Перевод А. Ахматовой 53 Странник Перевод Л. Осиповой 53 Пчелиный рой Перевод В. Елизаровой 53 За воротами Перевод В. Елизаровой 54 Один атом Перевод В. Елизаровой 54 Моя радость Перевод В. Елизаровой 54 Тайна Перевод В. Елизаровой 54 Танец земли Перевод В. Елизаровой 54 Вели и души Перевод В. Елизаровой 55 Природа и душа Перевод В. Елизаровой 55 Одиночество мира Перевод В. Елизаровой 55 Цели существа Перевод В.

Елизаровой 55 Жизни существа Перевод В. Елизаровой 55 Страхи существа Перевод В. Елизаровой 55 Старые боли Перевод В. Елизаровой 55 Всесильный Перевод В. Елизаровой 56 Колыбель Перевод В. Елизаровой 56 Конец и начало Перевод М. Елизаровой 57 …Это отблеск поступи народа, это отблеск солнечного шествия… В Первая тетрадь 63 [15] Ивинской 63 Fior di maggio Перевод С. Шервинского 63 О чем поют итальянские парни Перевод С. Ивинской 64 La rabbia Перевод О.

Ивинской 65 На забытый мотив Перевод С. Шервинского 65 Золотая пыль на пепле Перевод О. Ивинской 65 Monte Generoso Перевод С. Ивинской 66 Гора тишины Перевод О. Ивинской 67 Это было так давно Перевод А. Ахматовой 67 Аромат поляны Перевод А. Ахматовой 67 Тысяча плетей Перевод О. Ивинской 67 Друзья ребенка Перевод А.

Ахматовой 67 Детское горе Перевод А. Ахматовой 67 Бегство Перевод А. Ахматовой 67 Злая звезда Перевод О. Ивинской 67 Старый ларь Перевод А. Ахматовой 67 Глаза змеи Перевод О. Ивинской 67 Всежелающее Перевод О. Ивинской 67 Ворота Перевод О. Ивинской 67 Сады Перевод О.

Ивинской 68 Милые улыбки Перевод О. Ивинской 68 Внешний мир Перевод О. Ивинской 68 Осень Перевод А. Ахматовой 68 Мне дано право на большое счастье Перевод О.

Ивинской 68 Холод мира Перевод О. Ивинской 68 Хватит уже отбывать барщину Перевод О. Ивинской 68 Против смерти Перевод О. Ивинской 68 Защитник Перевод А. Ахматовой 68 У преддверья земли Перевод А. Ахматовой 68 Стой, беглец! Ахматовой 68 Страж жизни Перевод В. Бугаевского 68 Поток Перевод А. Ахматовой 68 Великие круги Перевод А. Ахматовой 68 Дух-преобразователь Перевод О. Ивинской 69 Жизнь — движение Перевод А. Ахматовой 69 С той стороны Перевод А. Ахматовой 69 Перемол Перевод О.

Ивинской 69 Неперестраданное Перевод А. Ахматовой 69 Где змея укусила Перевод О. Ивинской 69 Ожидающееся чудо Перевод О. Ивинской 69 Сито звезд Перевод А. Ахматовой 69 Что такое змея Перевод О. Ивинской 69 Отвратительное бремя Перевод О. Ивинской 69 Слова Перевод О. Ивинской 69 Опять открываю крышку Перевод О. Ивинской 69 Не только жить Перевод А. Ахматовой 69 Вторая молодость Перевод А.

Абызова 70 Глянь на Волгу! Осиповой 70 Красота и даль, даль, даль Перевод В. Бугаевского 70 Вот она, золотая Казань! Осиповой 71 Озеро Перевод Л. Осиповой 71 Холм Фелькерзама Перевод Л. Осиповой 71 Дочь луны Перевод Л. Осиповой 71 Церковь и кладбище Перевод Л. Осиповой 71 Дом Перевод О. Ивинской 71 Застенок Перевод О.

Ивинской 72 Сад Перевод О. Ивинской 72 Опять озеро Перевод О. Виноградова 73 Мимо Перевод Д. Виноградова 73 Нас обидели Перевод Д. Виноградова 73 Дорога без конца Перевод Д.

Виноградова 73 Жаворонок Перевод В. Виноградова 73 Где покой? Виноградова 73 Новое Перевод Д. Виноградова 74 Мечта Перевод В. Бугаевского 74 Убегающий Перевод Д. Арсеневой 74 В долине все цветет, все зеленеет Перевод Л.

Осиповой 74 Окутан солнца золотою сенью Перевод Л. Арсеневой 75 Летает ворон с чайкой белой Перевод Л. Осиповой 75 Одна звезда Перевод Л. Осиповой 75 Две звезды Перевод Л. Хвостенко 76 Вишневой косточке Перевод Л.

Хвостенко 76 Вновь на борьбу Перевод В. Осиповой 77 Ночь, луна и звезды Перевод А. Тарковского 77 Имя мечты Перевод С. Липкина 77 Воздушные грезы Перевод С. Липкина 77 Пена Перевод С. Липкина 77 Разрывающийся волосок Перевод С. Инбер 77 Ты смеешь Перевод С. Липкина 77 Первое письмо Перевод А. Тарковского 77 Золотые капли Перевод А. Тарковского 77 Воск в руке Перевод С. Липкина 77 Третья жизнь Перевод С. Липкина 78 Сказочная горошина Перевод А. Тарковского 78 Смертная девочка Перевод С.

Липкина 78 Цепкий плющ Перевод С. Липкина 78 Неумирающая память Перевод Н. Манухиной 78 Вновь зазеленевшие осенние листья Перевод С. Липкина 78 Оливия Перевод С. Липкина 78 Девочка луны в лодке Перевод С.

Липкина 78 Душа без цветов Перевод А. Тарковского 78 Жизнь Перевод С. Липкина 78 Прячу глаза от луны Перевод С. Липкина 78 Слово любви Перевод А. Тарковского 78 Трепет клена Перевод С. Липкина 78 Ладья луны Перевод С. Липкина 79 Дорога в страну счастья Перевод С. Липкина 79 Опьяненный луной Перевод С. Липкина 79 Астры Перевод С. Липкина 79 Зажатое сердце Перевод С.

Липкина 79 Случайность Перевод С. Липкина 79 Цветок тени Перевод С. Липкина 79 Нежные поцелуи Перевод С. Липкина 79 Не умеешь любить Перевод С.

Липкина 80 Внезапное лето Перевод А. Тарковского 80 Легкость и камень Перевод С. Липкина 80 На зов любви отзовись Перевод А. Тарковского 80 Серебристое мерцание Перевод С. Липкина 80 Высь Перевод С. Липкина 80 Когда приходит осень Перевод С. Липкина 80 Путь журавлей Перевод С.

Липкина 80 Безучастная красота природы Перевод С. Липкина 80 Улыбки луны Перевод Ю. Петрова 80 Связанное время Перевод С. Липкина 81 Отражение Перевод Ю. Петрова 81 Истерзанный стон Перевод Ю. Петрова 81 Неумолкающий стон Перевод С. Липкина 81 Ломается судьба Перевод А.

Тарковского 81 Ухожу к себе Перевод Ю. Петрова 81 Где ты сам? Петрова 81 Ночь об этом молчит Перевод Ю. Петрова 81 Что такое ночь? Петрова 81 Беседа Перевод Ю. Петрова 82 Слезы Перевод С. Липкина 82 Прощание Перевод Е. Великановой 82 Рука с перстнем Перевод А. Рождественского 82 Пролог 82 Над рекой луною соткан Мост, где свет и тени.

Народная песня в пяти действиях Перевод Н. Асеева Пролог Лица: Цвет фона Цвет шрифта. Перейти к описанию Следующая страница.

Для авторов и правообладателей. Человек и боль Перевод Г. Зерна под жерновами Перевод Г. Глубочайшие думы Перевод В. Суровая душа Перевод Ал. Блудный сын Перевод В. Практические советы Перевод Ал. Почтенный гражданин Перевод Г. Песня нищих Перевод Г. Бывший друг Перевод Ю. Любящие отечество Перевод Ал. Первые вестники Перевод Ал. Песня фабричной девушки Перевод Ал. Он это знал Перевод Г. Размышления в ночь накануне нового века Перевод В. Лик земли роса покрыла Перевод Г. Светлое счастье Перевод Г.

Вечерний покой Перевод В. В кольце тумана Перевод Г. Сердцу тяжко Перевод Г. Стоны моря Перевод Вс. Перед бурей Перевод Г. Поздний вечер Перевод Ал. Места нет Перевод Г. Грезы весны Перевод Г. Теплится жизнь Перевод В. В горную высь Перевод В. Наши дни Перевод Г.

На пороге вечности Перевод Г. Вечное ожидание Перевод Г. Под зеленою сенью Перевод Ал. Теплая волна дыханья Перевод Г. Измятый цветок Перевод Г. Синеватые искры Перевод Г. За матовой вуалью Перевод Г. Золотая дымка Перевод Г. Мир был пустыней Перевод Ал. Моя тоска Перевод Г. Звучащее пламя Перевод В. Последний луч Перевод Ал. Единственная звезда Перевод Ал.

Золотистые листья Перевод С. Старые недуги Перевод В. Сломанные сосны Перевод Ал. Заходит солнце… Перевод Ал. Весенние дни Перевод Ал. День страшного суда Перевод Г. Длинный путь Перевод В. Воющий ветер Перевод С. Ледяная крепость севера Перевод Д. Мехи ветра Перевод Т. После долгого сна Перевод Л. Зеленая власть весны Перевод А. Дети сумерек Перевод Е. Грустная береза Перевод В. Дрожащее сердце Перевод Е. Опустошенная душа Перевод Т. Большие глаза Перевод Вс. Единым путем Перевод Ю.

Клейменные смертью Перевод Е. Честный либерал Перевод Д. Далекие отзвуки Перевод Вс. Что ж сеятель тужит? Зимнее подвечерье Перевод В. Время героев Перевод Б. Мелькающие огни Перевод Е.

Китайские жрецы Перевод Б. Что бы ни было Перевод Е. Новое время Перевод Д. Через край Перевод Д. Идет молодое племя… Перевод Ю.

В вечном созвучии Перевод Вс. Тюремные стены Перевод Т. Первые жертвы Перевод Н. Могилы павших героев Перевод В. Отряд смерти Перевод Т. Песня сестрицы Перевод Ю. Ржавая цвель Перевод Ю. Бедный брат Романс Перевод М. Красная нить Перевод Г.

Челн усопших Баркарола Даугавы Перевод Г. Ранний путь Перевод Ю. Пылинка и время Перевод Г. Великий покой Перевод Г. Удивительный язык Перевод Ю. Легендарные люди Перевод Ю. Партия порядка Перевод Ю. Пляска смерти Перевод Ю. Современная интеллигенция Перевод Г. Благодетель народа Перевод Г. Твердое убеждение Перевод Г. Старые истины Перевод Г. Путь к новому Перевод Ю. О горечи Перевод Ю. О тишине Перевод Г. О будущем Перевод Ю. О мелочах Перевод Ю. О величье Перевод Ю.

Источники силы Перевод Ю. Воля мира Перевод Г. Новое зданье Перевод Ю. Каменный дом Перевод Г. Опять ночь Перевод В. Берега Даугавы Перевод Г. Сердце женщины Перевод Г. Детские уста Перевод Вл. К будущему Перевод Г. Кровавая баня Перевод Ю. Счастливые юноши Перевод Вл. Великий свет Перевод В. Одна ночь Перевод С.

Птица, листья и дождь Перевод Л. Из окна вагона Перевод С. Опавшие листья Перевод С. Закрытая дверь Перевод С. Осенний закат Перевод Д. Una barca Перевод Д. Затерявшийся в мире Песня деревенского мальчика на чужбине Перевод Д. Чужая девушка Перевод Д. Далекие окна Перевод Д. Капельки росы Перевод Д. Литовская песня Перевод Д. Из эстонских песен Перевод Д. Юных дней моих земля Перевод Н.

Минутное видение Перевод Вл. Песня уходящей девушки Перевод Д. Руками жесткими ласкать… Перевод Л. У яблони Перевод М. Песня покинутой девушки Перевод Ю. Тает с запахом цветов Перевод Л. Памяти друзей Перевод Вл. Прощание с товарищем, которого похоронили на чужбине Перевод Д. Нет сил терпеть Перевод А. Наш вопрос Перевод С. Три дня Перевод А. Текучая вода Перевод Вл.

Дым машины Воспоминания мальчика Перевод С. Ночные видения Перевод Д. Сильное поколение Перевод А. Первые плотники Перевод В. Чуть вспомним о прошлом Перевод Ю.

Несущие гроб Перевод Ю. Первое и последнее слово Перевод Ю. Путь героя Перевод Ю. Животворный свет Перевод Вл. На старом месте Перевод А. Что я знаю Перевод Д. Смерть народа Перевод Ю. Боль и надежда Перевод Д. Большая родина Перевод Ю.

Жизнь в переплавку Перевод Ю. Все и один Перевод Ю. Горы и душа Перевод Ю. Скиталец и гора Перевод Д. Дума горы Перевод Д. Брат мой Перевод Д. Два залетных голубка Перевод Ю. Лесной голубь Перевод Л. Пути песенки Перевод Ю. Сквозь лес Перевод Д.

Крик нырка Перевод В. Роса и ягоды Перевод В. Одинокая сосна Перевод В. Зачинщик непокоя Перевод В. Кокле ветра Перевод В. Долг прошлого Перевод В. Биение сердца Перевод В. Qui si sana[9] Перевод В. Слова оврага Cave di gandria Перевод В. Играющее на струнах Перевод В. Чаша с драгоценностями Перевод А. Мое озеро Перевод В. Детенышу солнца Перевод В. Долина солнца Перевод В. Val orba[10] Перевод В. В лодке Перевод М. Чудо тихого дня Перевод В.

В поздний полдень Перевод В. Озеро ночью Перевод В. Вишня и луг Перевод Г. Щедрая рука Перевод А.

Posted in История