Skip to content
Псой Короленко Джесси Рассел

Мы не умираем, а рождаемся вновь! Доказательство реинкарнации, сделанное известным психиатром и подт

У нас вы можете скачать книгу Мы не умираем, а рождаемся вновь! Доказательство реинкарнации, сделанное известным психиатром и подт в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

То, что она сказала следом, было для меня словно удар под дых, словно весь воздух разом вышибло из легких. Отец сказал, что ты узнаешь его, потому что зовут его Эвром, и дочь ты назвал в его честь. Умер он из-за сердца. На сердце твоего сына также стоит обратить внимание, потому что оно перевернуто, как у цыпленка. Он пожертвовал собой из любви к тебе. Его душа очень сильна. Его смерть оплатила все долги предков.

Он также хотел показать тебе, что медицина ограничена и не может объяснить все. Кэтрин замолчала, а я сидел, оглушенный, пытаясь осознать произошедшее. В комнате стало адски холодно. Кэтрин знала очень мало о моей частной жизни. На моем столе была детская фотография моей дочери, счастливо улыбавшейся во весь рот, в котором торчало только два зубика.

Рядом была фотография моего сына. Кэтрин так ничего бы и не знала о моей частной жизни. Я был очень хорошо обучен в рамках традиционной психотерапевтической школы. Терапевт должен быть tabula rasa для пациента, чистым листом, на которые пациент может перенести собственные чувства, мысли и убеждения.

Потом терапевт может их анализировать, расширяя таким образом у пациента область сознательного. И с Кэтрин я держал ту же дистанцию. Она знала меня только как терапевта — ничего из моего прошлого или частной жизни не было ей известно. У меня даже дипломы не висели на стенах офиса. Самой большой трагедией в моей жизни была неожиданная смерть нашего первенца, Адама, которому было всего двадцать три дня от роду, когда он умер в начале года.

Примерно через десять дней мы принесли его домой из больницы, где он лежал из-за проблем с дыханием и постоянной рвоты. Диагноз было исключительно трудно поставить. Легочные вены, по которым обогащенная кислородом кровь должна возвращаться в сердце, подходили к сердцу не с той стороны. Получалось, будто сердце ребенка было перевернуто. Очень, очень редкий случай. Сложнейшая операция на открытом сердце не помогла Адаму — он умер несколько дней спустя.

Несколько месяцев мы оплакивали его, все наши мечты и надежды были разбиты вдребезги. Джордан, который родился год спустя, был словно бальзам на наши израненные души. Когда умер Адам, я как раз пребывал в сомнениях относительно выбора психиатрии как области развития своей карьеры. Мне нравилось мое положение в интернатуре, и мне уже предложили место врача в больнице. После смерти ребенка я твердо решил, что моей профессией будет психиатрия.

Я был зол на то, что современная медицина со всеми ее возможностями и развитыми технологиями не смогла спасти моего сына. Мой отец отличался отменным здоровьем вплоть до начала года, когда он в возрасте шестидесяти одного года перенес сердечный приступ.

Приступ он пережил, но стенки сердца были сильно повреждены, и он умер три дня спустя. Это случилось за девять месяцев до нашей первой встречи с Кэтрин. Мой отец был религиозен не столько в душе, сколько был привержен всяким ритуалам. Его еврейское имя, Эвром, подходило ему куда лучше, чем английский вариант Элвин. Через четыре месяца после его смерти родилась наша дочь Эми, и ее действительно назвали в честь него.

Сейчас на дворе год, и здесь, в моем тихом полутемном офисе, на мою голову обрушился поток оглушительной заповедной правды. Я плыл в море духовности, и мне это нравилось — я чувствовал себя как рыба в воде.

Возможно, Кэтрин и не знала всего этого. Но источника, откуда она могла бы это узнать, тоже не было. Неискушенная среднестатистическая лаборантка стала проводником высшей мудрости. И если она могла знать это, что еще могло быть ей известно? Мне нужно было знать больше.

Они говорят, что у меня было восемьдесят шесть физических воплощений. Дыхание Кэтрин замедлилось, и голова перестала вертеться из стороны в сторону. Я хотел продолжать, но поиск смысла сказанного ею отвлекал меня. Неужели у нее и правда было восемьдесят шесть прошлых жизней? Правда ли то, что нашими жизнями управляют бестелесные духи, обладающие такими обширными знаниями? И эти шаги на пути к Богу… Правда ли это? По правде говоря, сомневаться было трудно, учитывая то, что она сейчас говорила, но я все равно с трудом верил в происходящее.

Мне приходилось бороться с годами убежденности в обратном. Но всем своим существом, и умом, и сердцем, я признавал, что она права. Как же быть с моими отцом и сыном? В каком-то смысле они все еще были живы, то есть они никогда полностью не умирали. Они говорили со мной спустя годы после собственных похорон, и доказательством тому была эта сакральная информация.

Правда ли, что он согласился родиться у нас и затем умереть двадцать три дня спустя, чтобы мы могли расплатиться со своими кармическими долгами и вдобавок помочь мне определиться и вернуться в психиатрию из медицины? Эти мысли волновали мое сердце. Меня знобило, но несмотря на это, я чувствовал огромную любовь и связь с небесами и землей.

Мне ужасно не хватало моего отца и моего сына, и я был очень рад получить от них весточку. Моя жизнь уже не будет прежней. Какая-то рука опустилась свыше и необратимо поменяла ее течение. Все, что я прочитал и изучил столь скрупулезно и детально, встало на свои места. Воспоминания и послания Кэтрин были правдой. Интуитивные догадки относительно точности ее воспоминаний подтвердились. Однако даже в этом состоянии эйфории и понимания, даже в момент этих мистических переживаний старая знакомая логическая часть моего ума начала возражать.

Может, это всего лишь какие-то физические способности? Хорошо, это могло быть способностью, но это не доказывает существование воплощений или высших духов. Однако в этот раз я понимал лучше. Я знал характер Кэтрин и ее мысли. Я знал, кем она могла быть, а кем — нет. Нет, мой мозг не мог меня одурачить в этот раз. Доказательства были слишком сильными и очевидными. Все это было правдой. И с каждым сеансом их могло стать еще больше.

На неделе, когда работа шла успешно, я забывал о неожиданных потрясениях того сеанса. Временами я скатывался к рутине повседневной жизни, беспокоился о самых банальных вещах. Казалось, что когда мой ум не сосредоточен, я возвращаюсь к старым привычкам, убеждениям и скептицизму. Но затем я напоминал себе — это действительно произошло!

Я оценил, насколько трудно поддерживать веру во все это без личного опыта. Опыту необходимо, чтобы к интеллектуальному пониманию прибавилась эмоциональная убежденность. Но и впечатление от переживаний сглаживается до определенной степени. Во-первых, я не осознавал, почему начинаю так сильно меняться. Я знаю, что был более спокойным и терпеливым, и другие говорили мне, что я выгляжу умиротворенным, отдохнувшим и счастливым.

У меня появилась надежда, я был счастлив, целеустремлен и доволен жизнью. Мне показалось, что я перестал бояться смерти. Меня не пугала собственная смерть или тот факт, что я перестану существовать. Мне было не так страшно терять других, хотя, безусловно, я бы скучал по ним. Насколько же силен страх смерти! Людям приходится столько проходить, чтобы заглушить этот страх: Также я стал менее подвержен навязчивым состояниям.

Исчезла потребность контролировать все и всегда. Хотя я и пытался стать менее серьезным, эти перемены давались мне нелегко — мне все еще предстояло многому научиться.

Факты, связанные с моими отцом и сыном, невозможно было узнать обычным путем. Ее знания и способности служили доказательством ее выдающихся духовных возможностей. Имело смысл верить ей, но меня смущало обилие сведений, которое я узнал из популярной литературы.

Кто эти люди, которые говорят об этих странных психических явлениях, о жизни после смерти и других паранормальных явлениях? Их кто-нибудь обучал научному наблюдению и оценке? Несмотря на мой ошеломительный опыт с Кэтрин, я знал, что мой скептический разум будет подвергать сомнению каждый новый факт, каждую новую крупицу информации. И каждый сеанс я буду проверять, вписывается ли в выстроенные мной рамки то или иное явление. Я буду изучать каждый его уголочек словно под микроскопом.

Но все же я не мог больше отрицать, что основа уже заложена. Я приготовил список болезней, для лечения которых требовались народные рецепты. Опять вышел Серафим Саровский и дал подробные ответы на все. В усадьбе у Любы можно было заметить множество новых сооружений, строительство шло полным ходом.

Трогательный рассказ о человеке, который переживает неожиданное духовное пробуждение. Эта мужественная книга открыла возможность для союза между наукой и метафизикой. Необходимо прочесть, чтобы найти свою душу. Захватывающая история болезни, доказывающая эффективность психотерапии прошлых воплощений. Книга станет настоящим открытием для многих, сомневающихся в возможности реинкарнации.

Абсолютно точно, что пяти звезд недостаточно, чтобы оценить эту книгу по справедливости. Эта книга полностью изменила мои взгляды на самое важное в этой жизни — при всем желании я просто не могу воздать ей должное. Это одна из тех книг, которые я храню в нескольких экземплярах на тот случай, чтобы дать почитать кому-нибудь, кому сейчас очень тяжело, особенно тем, кто пережил смерть близкого человека или находится рядом с тем, кто при смерти.

Нет ничего более эффективного при консультировании и работе со скорбью, вся беллетристика на эту тему просто рядом не стояла. Прочитайте ее, даже если в вашей жизни все прекрасно, поверьте, все станет еще лучше! Выкиньте все книги по самопомощи и купите несколько экземпляров этой книги. Это просто потрясающая книга! Всю свою жизнь я была атеисткой, несмотря на то или благодаря тому? На последнем курсе колледжа я решила сходить на лекции по буддизму, и меня мгновенно затянуло в эту философию.

Но изучая буддизм, я уперлась в глухую стену: Годами никто и ничто не могло сдвинуть меня с этой точки зрения даже на время — до прошлой недели, когда я начала читать эту книгу. Менее чем за 24 часа моя точка зрения — полное неверие в реинкарнацию — изменилась на ровно противоположную: Доктор Вайсс интегрирует понятия традиционной психотерапии в исследование духовного бессознательного своей пациентки.

Мой взгляд на жизнь и самого себя уже никогда не будет прежним. Посвящается Кэрол, моей жене, чья любовь питала и поддерживала меня всегда, сколько я себя помню. Мы вместе до конца жизни. Мои благодарности детям, Джордану и Эми, которые простили меня за то, что я так сильно обделил их своим вниманием во время написания этой книги. Очень ценными стали для меня советы моего редактора, Джули Рубин, после того как она прочитала первую часть моей работы.

Я полностью уверен в том, что ничто не происходит без причин. Возможно, в тот самый момент, когда что-то случается, мы понятия не имеем — почему.

Однако со временем и при должном терпении причины нам становятся совершенно ясны. Так было и с Кэтрин. Впервые мы встретились в году, когда ей было двадцать семь лет. Она пришла ко мне в офис, жалуясь на панические атаки, фобии и тревожность. Несмотря на то что все эти симптомы были у нее с детства, в течение последнего времени ей стало хуже. Она чувствовала, что ее эмоции словно парализовало. С каждым днем ей становилось все хуже, и не было сил что-либо делать. Она была в ужасе и, по понятным причинам, подавлена.

Моя же жизнь в то время, в отличие от ее, текла размеренно и спокойно. Мой брак был прочен, у нас росли двоих маленьких детишек, а моя карьера шла в гору.

Posted in Книга