Skip to content
Псой Короленко Джесси Рассел

Нетерпеливый алхимик Лоренсо Сильва

У нас вы можете скачать книгу Нетерпеливый алхимик Лоренсо Сильва в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Лоренсо Сильва мастерски закручивает интригу, наделяет главного героя, помимо прочих достоинств, еще и чувством юмора, создает целую галерею ярких портретов, затрагивает в романе множество самых разнообразных проблем современной Испании от захоронения ядерных отходов и использования атомной энергии до иммиграции из Восточной Европы. Яркие и живые персонажи, легкий и ироничный стиль повествования, щедро сдобренный испанским колоритом, и смелый нетривиальный сюжет не дают читателю заскучать и держат в напряжении до самого конца.

Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары.

Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р.

Вы экономите 0 р. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Нетерпеливый алхимик Флюид "Нетерпеливый алхимик" - это человек, который в погоне за золотом теряет самого себя и продает душу дьяволу. Нетерпеливый алхимик Сильва Лоренсо "Нетерпеливый алхимик" - это человек, который в погоне за золотом теряет самого себя и продает душу дьяволу.

Именно таким оказался тихий и неприметный. Нетерпеливый алхимик На складе. Аннотация к книге "Нетерпеливый алхимик" "Нетерпеливый алхимик " - это человек, который в погоне за золотом теряет самого себя и продает душу дьяволу. Им есть что терять. Марчена немного упростил ситуацию, но в целом я был согласен с его анализом.

Безусловно, атомщики никогда не фигурировали в числе тех выродков, которые, имея за душой не меньше сорока приводов, сначала угоняют машину, а потом, совершив несколько кровавых убийств ни в чем не повинных людей, подыхают сами от рук полиции. Закоренелые преступники не получают образование в Оксфорде и не отдыхают на Мальдивах. Мы увидели атомную станцию за несколько километров, когда ехали по шоссе. Вдали возвышались две широкие трубы, пускавшие в небо клубы белесого дыма.

Рядом с ними торчала еще одна, поменьше и поуже, однако из нее не выходило ничего такого, что можно было увидеть невооруженным глазом. Их объединяла огромная бетонная полусфера. Фантасмагорическое сооружение стояло посреди пустынного пейзажа и внушало невольное уважение. Тебе, вероятно, безумно интересно посмотреть на нее изнутри, верно? Но позвольте вам заметить: При входе на территорию нас остановил цербер службы безопасности в форме, обвешанной светящимися нашивками с символикой охранного предприятия — скрещенными мечами и драконами; картину довершали очки в пол-лица и револьвер тридцать восьмого калибра с выпиравшей из кобуры рукояткой.

Я сообщил ему имя ожидавшего нас человека, и он неторопливо прошествовал в будку. Снял трубку, выждал несколько секунд, что-то сказал, потом быстро закивал головой и стремительным движением нажал на кнопку, которая открывала шлагбаум.

Пока тот поднимался, охранник, не отнимая от уха телефона, неуклюже махнул рукой, давая понять, что путь свободен. Гонсало Собредо, специалист по связям с общественностью, выглядел несколько растерянным. Собредо был прекрасно одет и распространял вокруг себя терпкий запах дорогого одеколона.

Я не мог определить марку, поскольку подобного рода парфюмерия выходила за рамки моего бюджета. Вы не обязаны пускать нас по первому требованию. Специалист по связям с общественностью проводил нас в огромную комнату, напоминавшую кинозал. В глубине действительно виднелся экран, но на месте партера стоял длинный прямоугольный стол, а около него нас ожидали двое мужчин. Один из них, в свитере и вельветовых брюках, производил впечатление человека, не имевшего привычки озадачивать себя правилами этикета.

Правда, его одежда не отличалась дешевизной, однако придавала своему владельцу раскованный вид. Другой, рыжий тридцатилетний мужчина атлетического телосложения, излучал самодовольство и казался полной противоположностью первому: Он еще раз медовым голосом поприветствовал нас от имени руководства компании, упомянув о том, как много и успешно сотрудничает персонал с силами правопорядка, и тут же, без экивоков, обрушил на наши головы прочувственную, однако тщательно выверенную речь о прискорбных событиях, послуживших причиной нашего визита.

После приличных случаю стенаний по поводу примерного во всех отношениях сотрудника и скабрезных подробностей его смерти, он перешел к предвзятому освещению трагедии в прессе и нежелательному скандалу, в который вовлекли атомную станцию некие силы. Я, признаться сказать, понятия не имел, как следует себя вести на протокольных сборищах. Моя профессиональная деятельность ни в роли безработного психолога, ни в роли служащего Гражданской гвардии нимало не способствовала приобретению нужной изворотливости.

Поэтому, рискуя прослыть неучтивым собеседником, я все-таки поспешил перевести разговор в практическое русло. Для поимки убийцы, если таковой имеется, нам надлежит собрать необходимый минимум информации, а так как погибший работал у вас на предприятии, мы воспользовались вашей любезностью, чтобы задать несколько вопросов.

Сама станция в настоящий момент нас не интересует. Покойный с таким же успехом мог трудиться, скажем, на консервном заводе или в лавке москательных товаров. Я не занимаюсь охотой на газетных уток, а ищу факты и людей, которые помогут восстановить картину произошедшего. Уж, не для того ли, чтобы спровоцировать меня на скандал? Возможно, я ошибался, но, по-моему, Собредо задавал себе тот же вопрос.

Давила, начальник эксплуатационного отдела, сохранял видимый нейтралитет и лишь изредка хмурил брови. Правда, ничего из ряда вон выходящего, но на моей памяти еще никому не удавалось собрать команду из одних суперменов. Я предпочитаю деятельных и вменяемых работников, а он, безусловно, принадлежит к их когорте. Например, подавленного настроения, повышенной возбудимости или чрезмерной обидчивости?

Разве только… Он недавно переехал в новый дом и заканчивал его отделку. Он был немного на взводе, но не более. Я имел весьма слабое понятие о разборках с архитектором, поскольку купил готовую квартиру и не заподозрил в ней даже намека на полет дизайнерской фантазии. Однако мог легко вообразить ту степень раздражения, которое должны испытывать состоятельные люди, постоянно бодаясь с рабочими, электриками и сантехниками.

Но для работников станции, особенно уровня Тринидада Солера, в нем нет ничего необычного, принимая во внимание невысокую стоимость земли. Поселок находится в ста сорока километрах от Мадрида и в шести от ядерного реактора, и, как вы сами догадываетесь, покупателей на такие участки негусто. Мною овладело редкое, но совершенно недопустимое во время следствия чувство. Я, сам того не желая, начинал испытывать к Давиле глубокую симпатию. Мне чрезвычайно импонировали его искренняя, уравновешенная натура и независимые, хотя и крайне взвешенные суждения.

До сих пор я считал беднягу Тринидада Солера жертвой, а вы рады бы упечь его в тюрьму даже мертвым. Мы приехали сюда за фактами. Если нам потребуется ваш совет по ведению расследования, мы непременно к вам обратимся. Поэтому вернемся к сути дела. Мне не до конца ясно, чем конкретно занимался покойный. Для предотвращения подобных инцидентов существует ряд контролирующих устройств, и в обязанности Тринидада Солера входило обеспечение их бесперебойного функционирования.

Информация занесена в журнал регистрации и неоднократно проверялась инспектирующими органами. Как видите, нам скрывать нечего. Дальше продолжать разговор не имело смысла: Мы поднялись, и наши собеседники проводили нас до ворот.

Там мы с Чаморро немного задержались, окидывая прощальным взглядом грозного монстра. Хотя трудно уйти, не задав еще одного вопроса. Позвольте полюбопытствовать, что за дым идет из больших труб?

Система кажется громоздкой, зато исключает утечку радиации. Хотя мы ничего не поняли, объяснения Давилы успокаивали и настраивали на миролюбивый лад. У штурвала стоял испытанный кормчий, и казалось немыслимым, чтобы его команда не приняла необходимых мер для предотвращения кораблекрушения. В нем подкупали простота и лаконичность, умение четко выражать мысли, и даже его сдержанная, но очевидная привязанность к тому страшному порождению человеческого гения, которым он управлял, внушали безграничное доверие.

Наблюдая, как в зеркале заднего обзора стремительно уменьшается силуэт атомной станции, я спросил Чаморро:. Меня больше интересует начальник эксплуатационного отдела: Пока я могу вменить им в вину лишь легкомысленный подход к выбору юриста, представляющего интересы компании.

Где они умудрились откопать такого идиота?! Возьмись он за дело Марии Горетти, суд не только оправдал бы убийцу, но еще и обвинил девушку в сексуальных домогательствах. Вероятно, он из блатных или чей-нибудь сынок. Хотя кое-кому неймется внушить журналистам именно такую идею.

Разумеется, атомная станция — это тебе не москательная лавка. Тут я готов согласиться с Марченой: В нашем деле нельзя пренебрегать никакими версиями. Думаю, нам не помешало бы досконально изучить хронику сбоев за последние годы. Как насчет второй половины дня, не возражаешь? Вернувшись в Мадрид, мы на несколько часов засели в отделе периодики. Каждый случай, в той или иной степени касавшийся объекта нашего внимания, подробно обсуждался в прессе, так что мы собрали обильный урожай.

Сначала газеты подавали саму новость, затем свои к ней комментарии, а напоследок отчеты высших чинов Управления по ядерной безопасности перед парламентом. Насколько удалось выяснить, проблемы, как и заверял Собредо, носили незначительный характер: Однако в выступлениях перед членами парламента чиновники с маниакальным упорством старались преуменьшить их серьезность и надоедливо бубнили свое: Заверения властей в какой-то степени убаюкали сознание людей, однако не развеяли их тревоги до конца.

В данном вопросе мы с Чаморро выглядели полными профанами несмотря на то, что моя помощница понимала разницу между ядерным делением и синтезом и не могли судить о важности деталей, которые обсуждали специалисты на своей профессиональной тарабарщине, а главное, были не в состоянии предвидеть последствий, попади эти детали в поле зрения посвященных.

Мы также не знали, имели ли место другие, избежавшие огласки инциденты, ни о роли Тринидада Солера, окажись он в них замешан. Хотя начальник эксплуатационного отдела категорически отвергал подобную возможность, моя симпатия к Давиле не являлась основанием, чтобы слепо доверять его утверждениям. Следователь — сродни хорошему управляющему и должен просчитывать вероятность того или иного варианта. Он не может работать по всем направлениям одновременно, будь у него семь пядей во лбу, помноженные на неутомимую жажду деятельности.

В этом смысле самым эффективным способом ведения дела является осторожное зондирование почвы именно там, где открываются обозримые перспективы при минимальной затрате сил. Поэтому мы решили до поры до времени оставить атомную станцию в покое и переключиться на другие, не менее важные дела, до которых у нас не доходили руки. В тот же вечер я позвонил вдове Тринидада Солера, и, надо сказать, она не произвела на меня впечатления убитого горем человека.

И я снимаю шляпу перед Филиппом Марлоу в исполнении Хемфри Богарта на мой взгляд, несколько неуклюжем , поскольку только он в силах противостоять чувственным чарам этой великолепной самки. Согласно моим записям, жену Тринидада звали Бланка Диес. На просьбу встретиться завтра утром она ответила:. Откровенно говоря, хотелось бы забыть весь этот ужас, иначе от горьких дум у меня взорвется голова.

Тем не менее приезжайте, и чем скорее — тем лучше. Я пообещал уложиться до обеда, затем позвонил Чаморро и сообщил наше расписание на завтра. В трубке слышалась музыка, лившаяся откуда-то из глубины дома. А может, я пытался обмануть самого себя и мною руководили чувства совсем иного свойства?

Мы закончили разговор, а музыка продолжала звучать у меня в ушах. Я никогда не бывал в квартире Чаморро и не проявлял склонности менять сложившегося положения вещей, находя это неуместным. Но тот факт, что мой закадычный друг Чет не только пробрался в дом моей помощницы, но еще и занял тепленькое местечко в ее сердце, доставлял мне искреннее удовольствие и вызывал смутную зависть.

Часто мною овладевает глубокое смятение. Оно подкрадывается незаметно и в любое время суток, когда я сталкиваюсь с неразрешимыми проблемами на службе или задумываюсь над тем, какого дьявола я делаю в этом мире, но особенно оно донимает меня по ночам, и тогда приходит спасение в виде какого-нибудь занятия, сопряженного с физической работой.

Где-то я вычитал, будто древние евреи обязательно обучали своих чад ремеслу, даже если ставили во главу угла развитие их интеллекта, поскольку с присущей этому народу прозорливостью полагали, что без трудовых навыков образованный человек рискует превратиться в обыкновенного бездельника.

Я же, не то чтобы по недосмотру матери, а в силу стесненного положения семьи, так и не получил никакой мастеровой профессии. Если быть до конца честным, то и образование у меня не ахти какое, но раз уж на мою долю выпало зарабатывать на жизнь головой, то приходилось искать занятие, компенсирующее этот недостаток И я нашел.

Той ночью, подобно многим другим, мне захотелось скоротать часы бессонницы художественной росписью. Я достал с полки кисти и уникальную фигурку — настоящий раритет, обнаруженный мною недавно в антикварной лавке. Это был стрелок Алькантарского кавалерийского полка, полностью истребленного в битве при Монте-Арруит летом года.

К тому времени благодаря увлечению оловянными солдатиками я собрал внушительную армию, состоявшую сплошь из проигравших сражение воинов единственное, но обязательное условие для того, чтобы попасть в мою коллекцию , начиная со спартанцев царя Леонида и кончая обтрепанными анархистами Колонны Дуррути.

Однако лить немногие могли сравниться с моим стрелком в экспрессии: Подобное пристрастие к проигравшим объясняется тем, что мне приходится постоянно копаться в жизни неудачников, и с каждым днем я все более отдалялся от лагеря победителей и сближался с побежденными.

Дело тут не только в сочувствии, а прежде всего в практической выгоде. Тот, кто ищет дружбы лопающегося от сытости богача, часто остается с носом или в лучшем случае срывает весьма сомнительный куш с горьким привкусом унижения.

Отдавая дань памяти несчастным алькантарским стрелкам, я успокаивал свою мятущуюся душу. Пока моя рука водила кистью по глазам оловянного солдатика, придавая им большей выразительности, мне вдруг вспомнился Тринидад Солер, который независимо от счастливой или несчастливой жизни, выпавшей на его долю, тоже оказался в стане побежденных.

Теперь от него отвернулись все те, кто лил над его гробом ханжеские слезы и произносил хвалебные речи. Даже его вдова хочет лишь одного — поскорее вычеркнуть мужа из своей памяти. И я пообещал бедному, всеми покинутому Тринидаду: Лег я поздно и проспал всего два или три часа, а утром пришлось заглотнуть не одну чашку кофе, прежде чем ко мне вернулась способность соображать.

Кто-то из журналистов успел переговорить с администратором, и длинноногая русская стала предметом нездорового интереса прессы.

Некоторые газеты заслали своих ищеек в архивы, где мы с Чаморро провели почти весь вчерашний день, и, украв у нас из-под носа результаты титанической работы, ознакомили читателей с кратким обзором происшествий на атомной станции. Она выглядела неизменно свежей и бодрой; ее влажные после утреннего купания, аккуратно подобранные волосы красиво оттеняли черты лица, придавая им особенную отчетливость и чистоту.

Шеф принял меня в темных очках, чем вызвал несказанное удивление, поскольку на дворе стояла пасмурная погода. Перехватив мой недоуменный взгляд, он недовольно буркнул:. У меня появились дурные предчувствия, однако все обошлось без большой крови. Перейра выслушал мой отчет о сделанной и предстоящей работе и проявил понимание. В конце концов, расследование не длилось и полутора дней, и не следовало предъявлять к нам слишком высоких требований.

Перед тем, как распрощаться, Перейра дал мне наставление:. Пусть они перевернут вверх дном район вокруг атомной станции и хоть из-под земли, но отыщут кого-нибудь, кто видел Тринидада Солера с этой русской, или как ее там. Просто смертельно надоели истеричные писаки.

Сейчас меня гораздо больше волнует мой глаз. Перейра редко открывал душу перед посторонними, и я предпочел сделать вид, будто ничего не слышал. Мы взяли камуфляжный автомобиль и направились по знакомой дороге в Алькаррию, с которой уже успели сродниться.

За окном серело типичное для Мадрида дождливое утро с низким гнетущим небом. По мокрому скользкому асфальту толчками продвигались вперед сотни тысяч машин, и озлобленные водители с трудом сдерживали желание стукнуть кулаком по приборной панели, чтобы разнести вдребезги выдвижной монитор. Мы еле выбрались из города, а когда перед нами открылась широкая автострада, Чаморро перестала церемониться с акселератором и тискала его своей изящной ножкой с непозволительной для сеньориты фривольностью.

Жилище Тринидада Солера выглядело как настоящая вилла и, даже не достроенное, поражало претенциозностью. Дом стоял на вершине холма, откуда открывался потрясающий вид на долину. На дальнем плане маячили силуэты башен, продолжавших извергать в небо клубы пара.

Во дворе зияла огромная яма, должно быть, вырытая под будущий бассейн. Дом стоял особняком от поселка, и я поразился, каким образом рядовому сотруднику атомной станции удалось получить разрешение на застройку столь престижного места. Когда мы подошли к ограде, откуда ни возьмись, появились два ротвейлера.

Собаки двигались бесшумно, даже не рычали, и, остановившись, уставились на нас немигающими глазами. Мы позвонили, и собаки залаяли. Минуты через полторы в дверях дома появилась женщина. Она знаком попросила нас подождать, меж тем как сама, с зонтом в одной руке и двумя цепями в другой, направилась к калитке. Наклонившись над собаками, она моментально пристегнула цепи к ошейникам. Оттащив собак от ограды, женщина привязала их около конуры, метрах в тридцати от входа, и открыла калитку.

Я замешкался, рассматривая ее тонкие пальцы, соперничавшие белизной с именем хозяйки, потом ответил на ее пожатие и поднял глаза. Будучи человеком воспитанным, я не стал искать подтверждения злопыхательским намекам моей помощницы относительно негативного воздействия беременностей на гравитационное поле земли и внешность женщины.

Зато с полной ответственностью могу заявить: Бланка Диес отнюдь не поражала пышными формами, равно как и эффектностью или тем, что подразумевают под данным словом. У нее имелись иные достоинства. Я это понял, когда увидел ее темные, глубоко посаженные глаза, угольно-черные волосы, изысканный овал бледного лица.

Она вызывала во мне жгучий интерес, и мое воображение окружало ее ореолом мистической красоты, которую я тщетно пытался разглядеть в портретах, случайно попадавших мне под руку. И даже повзрослев, я подсознательно продолжал искать ее черты в других женщинах.

Однако никак не мог предположить, что спустя двадцать лет встречу ее в Алькаррии, облеченную в плоть и кровь сорокалетней вдовы. Мы быстрым шагом прошли по еще не утрамбованной дорожке к дому.

Бланка Диес пригласила нас в гостиную, но мы, изумленные ее гигантскими размерами, замерли на пороге. Огромные окна выходили на долину, еле различимую за туманной пеленой дождя. Вдова Тринидада Солера без церемоний предложила нам сесть и расположилась напротив, в кресле-качалке. Черный свитер с высоким воротом закутывал ее всю вплоть до подбородка. Секунд десять она молча смотрела на нас бездонными глазами, потом, словно подчеркивая свое безразличие, спросила ровным тоном:. Я еще не оправилась от смерти мужа и хожу как в тумане.

Думала, вот придете вы и все мне объясните. Например, ответите на вопрос: Журналисты вечно выдумывают небылицы. У нас мало фактов, но одно мы знаем наверняка: Анализы показали высокое содержание алкоголя и наркотиков в его крови.

Что до остальных подробностей, то, вероятнее всего, он приехал туда в сопровождении привлекательной особы, которая говорила с иностранным акцентом, и они предавались не совсем обычным забавам, о чем свидетельствует извлеченный из его тела предмет.

Я вытащил острие шпаги из кровоточивших ребер и перешел в наступление:. В общем, горы все тех же проблем, какие возникают у любой другой супружеской пары. Вас интересует, любила ли я его? А если вы хотите знать, любил ли меня он, то придется поехать на кладбище и спросить у могилы Тринидада. Мне казалось, что любил. Она говорила без запинки, отчетливо произнося каждое слово, словно отвечала заученный урок и была уверена в хорошей оценке.

Из всего ее монолога я выудил только одну зацепку, позволявшую продолжить допрос. Для связи у меня есть телефон и компьютер. Мне присылают тексты, я их перевожу и отправляю по Интернету. Это вполне устраивает как меня, так и моих работодателей, поскольку они всегда в цейтноте. Немного хуже — итальянским и французским: Несмотря на любезность тона, ее взгляд недвусмысленно намекал на несостоятельность попыток залезть к ней в душу.

Я рисковал нарваться на очередную колкость и переменил тему:. Вам что-нибудь известно об алкогольных или наркотических пристрастиях мужа? Последние несколько месяцев его мучили бессонница и приступы тахикардии, иногда случались конвульсии. Пришлось обратиться к врачу, и тот сказал, что у мужа депрессивное состояние. То ли после стресса, то ли из-за нарушения каких-то там химических процессов в организме, откуда мне знать? Ему прописали лекарство, и он почувствовал улучшение.

Она вышла и через минуту вернулась с пластиковым флаконом. Потом вытащил инструкцию и прочитал тот пункт, где говорилось о последствиях при передозировке и о взаимодействии с другими препаратами.

Таблетки были совсем маленькими, точно игрушечными. Например, работа, переезд, кризис среднего возраста — он разменял пятый десяток и отдавал себе отчет, как мало времени ему оставалось на активную жизнь. Депрессия — штука непредсказуемая, сержант. Я не мог составить мнения об искренности ее показаний, но четко понимал: Даже если она лгала, то была слишком умна, чтобы себя выдать, поддавшись на мои инквизиторские уловки. Тут мне ничего не обломится и, хотя я подставлял под удар свою репутацию порядочного человека, тем не менее решил зайти с другого боку, взывая к чувствам оскорбленной женщины.

Муж встречался с другими женщинами после женитьбы? Впервые с начала разговора Бланка Диес утратила невозмутимость. Она медленно растерла руки, хрустнув пальцами, и продолжила:.

Лучше обратитесь к самому себе, и тогда вы поймете, ради чего любящий, уравновешенный и привыкший отвечать за свои поступки мужчина вдруг нанимает шлюху и совершает безумные поступки. Ради того, чтобы расплатиться за них жизнью? Ответьте, а заодно посоветуйте, что мне сказать детям сейчас и потом, когда они подрастут?

Какими словами донести до них страшную правду: Я слушал и думал: Взглянув на обеих женщин, я затрепетал, словно преступник перед суровым судом присяжных, обвинившим меня в смертном грехе, а именно, в моей принадлежности к той половине человечества, которая имеет отвратительную привычку писать стоя. При отсутствии новых свидетельств в пользу насильственной смерти мы вынуждены принять за рабочую версию первый вариант. Тогда нам не нужно тратить время на поиски случайной подружки вашего супруга.

Бланка Диес проводила нас до калитки. Ротвейлеры сидели на цепи, хотя и делали бешеные попытки сорваться. Смотреть на их оскаленные морды не доставляло нам удовольствия — как сказал кто-то из мудрецов, любая цепь не прочнее своего самого слабого звена.

Дождь почти перестал, вдова Тринидада Солера медленно шла за нами, скрестив на груди руки. Когда мы очутились за калиткой, я осторожно сказал:. Бланка Диес рассеянно кивнула. Растрепанные ветром волосы и белые длинные пальцы, судорожно сжимавшие локти, делали ее похожей на беззащитную девочку.

К концу жизни нам улыбнулась удача, но он не успел воспользоваться благополучием, которого мы добились вместе. Только таким он останется в моей памяти. А по поводу несчастного, чье тело вы обнаружили в мотеле, то он не имеет ко мне ни малейшего отношения. В полдень мы сговорились встретиться с Марченой и его командой в штаб-квартире территориального подразделения. После разговора с Бланкой Диес нас с Чаморро обуяло чувство страха перед фатальным невезением, и мы совсем сникли.

Марчена с присущей ему напористостью еще раз прочесал свой район в поисках людей, которые могли дать показания о перемещениях Тринидада Солера незадолго до его смерти. По имевшимся у нас данным, последними, кто видели Тринидада в живых, помимо администратора мотеля, были сотрудники службы безопасности: Бланка Диес утверждала, что домой он не возвращался, следовательно, с этой минуты вплоть до 0. Местные гвардейцы вывернулись наизнанку, пытаясь заполнить этот промежуток времени свидетельствами очевидцев, но тщетно.

Он как сквозь землю провалился. Мы сделали поквартирный обход — все впустую, а когда спрашивали о блондинке, то нас поднимали на смех: Черт возьми, я бы не пропустил такую крошку! Так чувствует себя человек на Северном полюсе в роковой момент, когда у него кончились спички, и он лихорадочно соображает, чем бы разжечь огонь.

На несколько секунд, показавшихся нам вечностью, в комнате воцарилась вязкая тишина, как нельзя лучше отражавшая наше душевное состояние. Я разделял опасения моей помощницы. Работа в сельской местности имеет свои изъяны, и среди них первое место занимает скука, навеянная примитивной вульгарностью происшествий.

Как правило, они ограничиваются драками с пальбой из охотничьих ружей, которые время от времени затеваются в маленьких селениях. Вместе с тем местные жандармы имеют ряд преимуществ, в частности, замкнутость пространства, где все друг друга знают и где ни одно нарушение закона не проходит бесследно.

Перспектива явно не пришлась по вкусу моим собеседникам. На лицах Марчены, Руиса и даже Чаморро появилось выражение резкой неприязни, смешанное с презрением. В нашей повседневной работе мелочное соперничество между силовыми структурами приводит к серьезным осложнениям, и происходят они в основном из-за того, что сотрудники одного ведомства считают для себя зазорным обращаться за помощью к коллегам из другого. Главный герой принимал таблетки. Тринидад Солер задумывает отгрохать себе особняк и сразу сталкивается с массой проблем: Он всегда мечтал о таком доме, однако трудно осуществимые мечты порой являются тем камнем преткновения, который пускает под откос всю нашу жизнь.

Заботы растут как снежный ком, не дают ему ни минуты покоя, а тут еще нелады во взаимоотношениях с женой. Он принимает все слишком близко к сердцу, появляются бессонница, тахикардия, конвульсии. Врач прописывает ему сильнодействующие психотропные средства, но они приводит к изменению его личности — к сожалению, с определенным типом людей такое иногда случается.

И вот в один прекрасный день вместо того, чтобы вернуться домой, Тринидад Солер берет машину и едет куда глаза глядят. По дороге пропускает рюмочку-другую. На непьющего человека даже небольшое количество алкоголя оказывает негативное действие, а если учесть, что его организм ослаблен лекарствами, то он быстро доходит до кондиции. Затем, возможно чисто случайно, ему подворачивается проститутка. Он с ней болтает, мысленно прикидывает, во сколько она ему обойдется, и принимает спонтанное решение пуститься во все тяжкие.

Тринидад уже себя не контролирует и отвозит девушку в придорожный мотель. В пылу любовных утех у него, по выражению нашей Чаморро, сгорают предохранители.

Дабы не объясняться с полицией, блондинка сматывается, попутно прихватив из бумажника все деньги. Впрочем, трусость и жадность этой мерзавки в данный момент нас не интересуют. Тут и драме конец. Чаморро задумалась над моими словами. Марчена немного помолчал, а потом замотал головой. Мне бы такое и в голову не пришло, а ведь все проще пареной репы. Тем не менее на сегодня — это единственно приемлемое допущение, и я буду его придерживаться до тех пор, пока мы не перестанем прохлаждаться и не добудем конкретных доказательств.

Наш разговор затянулся до вечера. В тот день мы никуда не спешили, поскольку воспользовались любезным приглашением Марчены переночевать у него дома — мне вдруг приспичило проснуться утром под звон колоколов, да и с окрестностями не помешало бы ознакомиться. Его хлебосольная супруга всеми правдами и неправдами старалась залучить нас на ужин, однако после бурного спора мы вырвались из ее цепких рук и пошли прогуляться по городу, над которым уже сгущалась темнота.

Обнесенная кое-где сохранившейся стеной его старая часть располагалась между двух холмов. На первом, что повыше, виднелся полуразрушенный замок, на втором — церковь в романо-готическом стиле с широким нефом и затейливым фасадом.

Напротив входа был разбит ухоженный сквер со смотровой площадкой, откуда открывалась панорама нижнего города. Неподалеку стоял старинный дворец с недавно повешенной мемориальной доской, гласившей, будто бы в нем родилась принцесса, которая славилась необычайной красотой и столь же необычайной трагической судьбой.

Узкие, вымощенные булыжником и чисто подметенные улочки круто понимались вверх. Мы шли не спеша, уступая дорогу редким прохожим. Наступила прохладная влажная ночь, и, казалось, город погрузился в вековой сон. Мы остановились перевести дух на смотровой площадке. Чаморро оперлась о перила и стала задумчиво смотреть на городские огни. Моя помощница подняла лицо к небу. Облака постепенно рассеивались, и в просветах мерцали мириады звезд.

В такие минуты у меня возникает желание попросить перевода, сюда или в Касерес — все равно, лишь бы подальше от мадридского ада. Но он никогда не будет воспринимать меня всерьез. И потом, работа в провинции сопряжена с массой предрассудков. Мне не хотелось бы оказаться на месте моей бывшей сокурсницы, которая, получив назначение в маленький город, через несколько дней отправилась на дискотеку в топике и облегающих джинсах. Ты не представляешь, что тут началось: Природа одарила Чаморро чрезмерной застенчивостью.

Однако когда я увидел, с какой самоотверженностью она пытается ее побороть, то безоговорочно согласился работать с ней в паре. Тем не менее наш первый совместный рейд оказался для нее большим испытанием: Теперь она совсем не походила на робкую и вечно сомневавшуюся девочку, наоборот, в ее поведении проскальзывал апломб, противный ее натуре.

Для достижения цели она, словно азартный картежник, ставила на кон всю свою волю, однако столь опасная игра стоила ей слишком большого напряжения и вызывала во мне беспокойство. Я отдавал себе отчет: Когда это случалось, мне приходилось собирать в кулак остаток внутренних сил, чтобы не переступить за черту служебных отношений. К тому же позволь сделать тебе небольшое внушение: Однако мне доводилось служить с такими уродами, что тебе и не снилось.

Несколько лет тому, в смутные времена я попал к одному лейтенанту, так вот, у него окончательно снесло крышу, и он стал таскать в кармане пистолет с взведенным курком. И ничего — как видишь, я выжил. Дул свежий ветерок, и мы стояли, подставлял ему наши разгоряченные лица.

Мое поведение — всего лишь своеобразная тактика в работе со свидетелем. Женщины имеют обыкновение расслабляться в обществе тех мужчин, которые, по их мнению, испытывают к ним половое влечение.

Считая их низшими существами, они часто забывают про защиту. Если мне нужно добиться от женщины какой-нибудь информации, я прикидываюсь пленником ее чар, а она даже не подозревает, что у меня совсем иные мотивы. С первой минуты нашего знакомства вдова вызвала у меня именно такое чувство.

Возможно, излишне сильное, не отрицаю. Однако любопытство — штука переменчивая. Оно с тобой, пока присутствует некая загадка. А когда срывается последний покров, или чуть раньше, оно исчезает, и приходится устремляться на поиски новой тайны.

Женщинам не следует заблуждаться насчет любопытных мужчин. Но боюсь, они слишком падки на лесть и из раза в раз повторяют одну и ту же ошибку.

Чаморро ничего не ответила. То ли оценивала мою искренность, то ли думала совсем о другом. Мне кажется, будто я хочу узнать лишь самое необходимое и только для того, чтобы закрыть дело, а закрыв, немедленно о нем забыть. Твой умственный аскетизм оберегает меня от проявлений необузданной фантазии.

Допущенная мною бестактность на несколько секунд лишила меня дара речи, но требовалось срочно сгладить неловкость, и, набрав в легкие побольше воздуху, я проговорил:. Оба поняли, что пора прекратить играть словами, и отправились поужинать в маленький ресторанчик Обслуживавший нас официант оказался разговорчивым малым и тут же поделился с нами впечатлением, которое произвела на жителей смерть инженера. Хотя никто, кроме нескольких сослуживцев, толком не знал погибшего, скудные о нем сведения, приправленные воображением, породили массу фантастических историй, однако ни одна из них не была связана с атомной станцией напрямую.

Я стал осторожно направлять официанта в сторону интересовавшей нас темы. Если бы не она, то Алькаррия давно бы превратилась в город-призрак, из тех, что показывают по телевизору в документальных фильмах: А теперь посмотрите на нас: Поначалу нас немного коробило, когда сюда приезжали на шикарных лимузинах и смотрели на нас сверху вниз.

Сейчас мы подружились, играем в домино, я купил немецкую машину, пусть не такую роскошную, но все же иностранную. Радиация, холестерин — меня не запугать подобной чепухой. В свое время мне приходилось служить в Сахаре, где я действительно чуть не загнулся во время той заварушки. Меня определили в Смару — опаснейшее, доложу я вам, местечко.

По дороге в Айун мы заблудились в пустыне и вот тут-то испугались не на шутку. Представьте, брести по колено в песке без воды и пищи, не зная, куда идешь, и ожидая с момента на момент нападения либо арабов, либо стервятников.

А вы говорите радиация! Разве ее сравнишь с тем, что выпало на нашу долю тогда — в горле пересохло, яйца скукожились до размеров анисового зернышка. Извините за подробности, сеньорита. А я вам отвечу: У меня в крови полно холестерина, а если уж он мне по фигу, то ваша радиация и подавно.

Слушая парня, я думал: Она приносит станции больше вреда, чем пользы, поскольку всякая реклама производит прямо противоположный эффект вплоть до полного отторжения. Пить нам не хотелось, тем не менее мы были не прочь взглянуть на вечерние развлечения местного населения и, ощутив биение его пульса, завершить наш суточный мониторинг.

За стойкой расположились трое или четверо светловолосых мужчин, по всей видимости, иностранцев. Как выяснилось позже, это были немецкие специалисты, работавшие на атомной станции. Они сосредоточенно поглощали выпивку большими глотками. Остальная публика явно принадлежала к уроженцам Алькаррии и имела разные возрастные категории. Из представительниц слабого пола, помимо тучной мужеподобного вида барменши, мы увидели только двух девушек, поэтому появление Чаморро вызвало в баре заметное оживление.

Сделав заказ, мы попытались разговорить женщину за стойкой. У меня ничего не получилось — она либо игнорировала мои вопросы, либо смотрела на меня с таким презрением, что у меня застревали слова в горле, а вот Чаморро оказалась на высоте и даже умудрилась выжать из нее что-то похожее на улыбку.

Между ними завязалась оживленная беседа, прерываемая лишь на время, которое требовалось барменше, чтобы заправить горючим бездонные баки немцев. Моя помощница в результате ловких маневров подвела барменшу к интересующей нас теме, и та, смакуя каждое слово, пустилась в откровения:. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. Положительная загадочность висит над сюжетом, но слово за словом она выводится в потрясающе интересную картину, понятную для всех.

Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом - во всю даль и ширь души.

В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты.

Posted in (комплект