Skip to content
Псой Короленко Джесси Рассел

Сад лжи (комплект из 2 книг) Эйлин Гудж

У нас вы можете скачать книгу Сад лжи (комплект из 2 книг) Эйлин Гудж в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И эта жена или сестра… ей же могло быть известно и обо мне, правда? И она могла попытаться как-то со мной увидеться?.. Мария рывком поднялась с места, схватилась рукой за вырез платья, словно ей трудно было дышать. Ты просто сны наяву видишь! Подавшись вперед, Роза вцепилась пальцами в пластмассовый край бельевой корзины и в упор посмотрела на сестру, взглядом умоляя ее не лгать. Но мне кажется, тебе известно кое-что другое.

О, Мария, не мучай меня, прошу! Я всю свою жизнь чувствовала, что вы смотрите на меня как на чужую. Я была отверженной - и вот теперь ты отвергаешь мою просьбу и не желаешь говорить правды…. Роза вскочила на ноги, вся дрожа. Ее душила злоба на сестру и жгло страстное желание узнать, как все было на самом деле. Ты разве не понимаешь? Я… да мне ничего от тебя не надо. Только правду о моем отце. Если у него семья, я не стану предъявлять никаких требований или чего-нибудь еще. Не будет никаких неприятностей.

Я просто хочу знать. Мария смотрела теперь на Розу во все глаза: Роза, пораженная этой переменой, не отрывала от Марии глаз. Ни двигаться, ни даже говорить она не могла: Шаркающей походкой, едва переставляя ноги, Мария вышла из гостиной. Розино сердце тревожно застучало в груди. Ей вдруг сделалось страшно, и она покрылась холодным потом. Через минуту в комнату вошла Мария, держа в руке какую-то маленькую голубую книжечку. Мария тут же швырнула ее Розе, словно книжка жгла ей пальцы, и она хотела поскорей от нее отделаться.

Первоначальный взнос составлял двадцать пять тысяч долларов и был положен на ее имя 15 сентября года. А дальше шли одни только записи о снятии денег - страница за страницей, год за годом… Сто долларов, пятьдесят, семьдесят пять… Остаток денег на счету, как удостоверяла самая последняя запись, составлял семьсот сорок два доллара. От какой-то адвокатской конторы. В нем просто говорилось, что кто-то… имени не называлось… открыл на твое имя счет в банке. А как же еще? Что, совсем чужой человек стал бы вдруг класть такие деньги на твое имя?

С чего бы это! У нее и так были сомнения насчет того, кто твой настоящий отец, а тут еще этот таинственный счет…. Потому что пользовалась твоей сберкнижкой, - наконец выговорила Мария, заставив себя все-таки взглянуть в глаза сестре. А потом все тебе отдам. Но вот Пита уволили из магазина скобяных товаров, и мы оказались совсем на мели. И я сказала себе: Ведь я все равно положу деньги на счет, как только Пит получит пособие по безработице. Это было легко, так легко.

В банке я говорила им, что я - это ты. У меня был твой старый читательский билет из библиотеки и письмо от адвоката, адресованное тебе, а имена родителей я, конечно, знала. Ну, и пошло-поехало, то одно, то другое, - пожала плечами Мария. Пит менял работу чаще, чем проститутка на Таймс-сквер своих клиентов.

А счета все шли и шли, и повторные предупреждения тоже. Приходилось снимать твои деньги опять и опять, а себе я все твердила, что обязательно верну их при первой же возможности… Только возможность все не подворачивалась. Ну а тут ты сделалась модным адвокатом и все такое.

Тогда я переменила пластинку и начала убеждать себя, что тебе эти деньги нужны гораздо меньше, чем мне, что вообще несправедливо, почему это они достались именно тебе.

Но все равно дела это не меняет. И как бы я себя ни оправдывала, я себя ненавижу. И гораздо сильнее, чем могла бы ненавидеть ты. На Розу напал столбняк: Ту же пустоту в душе, словно это улица часа в четыре утра, безлюдная, продуваемая насквозь холодным ветром. Да, такое с ней уже было. И тут слова сами хлынули из ее горла. Но это были, увы, совсем не те слова, ради которых она сюда пришла. И на семейную жизнь тоже. Не делай пока никаких выводов — вот и все, что я хочу тебе сказать.

Пусть время все рассудит…. Во всяком случае я так надеюсь. Со своей стороны, я просила судью Уэйнтрауба об отсрочке до понедельника. Мне надо уточнить кое-какие детали. У меня такое чувство, что там не все так чисто, как кажется. Брайан сидел, понурив голову; когда он поднял глаза, Роза увидела, как покраснели его веки.

На губах у него играла печальная полуулыбка. Сердце Розы тревожно екнуло: Как в этот страшный день — ей было тогда тринадцать и она играла Марию Магдалину в школьном спектакле на Пасху. И эти паскуды мальчишки, кидавшие в нее камни из папье-маше и отвратительно ухмылявшиеся при виде ее больших, как коровье вымя, грудей. Их ухмылки, впрочем, были видны только ей, но не залу.

Какое это было для нее унижение! Но виду она не подавала. После спектакля, за кулисами, ее разыскал Брайан — в его лице отражались, как в капле воды, все те страдания, через которые пришлось пройти Розе. Он крепко, не говоря ни слова, обнял ее и прижал к себе ее оцепеневшее тело.

Сейчас, глядя на него, Роза поняла, что, в сущности, он совсем не изменился. Чувство сострадания в нем оставалось прежним. Вот на столике лежит его рука: Неужели эта рука не протянется, чтобы погладить ее по щеке?! Я тебе сейчас скажу. Или из-за студенческих волнений в Кенте. А потому, что не могли увидеть, против чего мы сражаемся.

Да, да, против чего! Ведь сражались мы не против Вьетконга. И не против этих ребят в черных робах, которые вместо риса сажали в землю мины-ловушки. Я имею в виду, что мы не знали, за что, черт возьми, мы там гибнем. Не вьетконговцы были в конечном счете нашими врагами, а мы сами. Это-то нас и убивало. Когда не видишь смысла, то носишься как белка в колесе — без цели.

Posted in (комплект