Skip to content
Псой Короленко Джесси Рассел

По лезвию судьбы Михаил Савельев

У нас вы можете скачать книгу По лезвию судьбы Михаил Савельев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

По тем или иным причинам, О владыка всех вселенных, каким образом ему п Не очень далеко от знаменитого храма Мадана Мохана находится Калиядаха, часть реки Ямуны, где Кришна давным давно танцевал на головах многоголовой кобры Калия.

На берегу реки есть красивое местечко, А слёзы святых прозрачны, Как будто роса на траве. Живое хотело бы жить, Дышать и до неба расти.

Не ценим мы жизнь, Господь, Прости же нас всех, прости… Со О брахман, только решив собираться отправляться в Два Чистое преданное служение абсолютно реально для нас и оно не требует, чтобы у преданного вокруг головы нимб появился и крылышки выросли.

Нет, это уже возможно в этой жизни, в этом теле. Цитаты из лекций, книг. Сказочные аксиомы Больше свежего аудио Популярные материалы Экадаши - лунный календарь экадаши Ведический вайшнавский календарь - свежий вайшнавский календарь на год Нрисимха кавача Нарасимха кавача - текст мантры Нрисимхе Нарасимхе Книги Прабхупады - Скачать все книги Бхактиведанты Свами Прабхупады Решение совета религиозной организации сознания Кришны в Запорожской области о признании лекций Вайшнавы Праны даса ИЗМЕНА: Приглашаем Вас Изучение ведического знания в Запорожье.

Проявите Ваши творческие способности Помощь сайту. Новости Харе Кришна Печень и почка для отреченного гуру. Свежие материалы Перевод на русский Введения в "Бхагавад-гиту как она есть" Абхиманьи даса. ЕМ Чайтанья Чандра Чаран: Проблема в том, что люди привязаны к религии, но не привязаны к Богу.

Надо привязаться к Богу. Лето го выдалось сухим и теплым. Дым щекотал горло и щипал глаза. Дело в том, что я начал покуривать в начале десятого класса. Отношения с противоположным полом складывались сложно, точнее — никак не складывались, но желание и фантазии были огромны…. После нескольких затяжек голову посетил легкий туман, во рту образовалась характерная горечь, но чувство стремительного роста в собственных глазах заставляло продолжать курить, как казалось, с легкой небрежностью.

В этот момент и появилась на платформе эта необычная компания. В шестидесятые таких людей называли хиппи. Она сильно выделялась из всей компании. Невысокого роста, тоненькая и изящная блондинка была вообще будто не из этого мира. Милое юное личико, гладкая белая кожа и удивительные густые длинные волосы пшеничного цвета, распущенные по хрупким узким плечам. Было видно, что она старалась внешне походить на своих приятелей — те же потертые джинсы, широкий свитер и матерчатая лента вокруг головы.

В то же время ее одежда была более опрятной и дорогой, по ней чувствовался хороший вкус и приобщенность к государственным закромам в виде закрытых магазинов. Впрочем, это я сегодня могу подобным образом анализировать события десятилетней давности, а тогда эта девушка просто очаровала меня в один миг. Это была моя первая серьезная влюбленность. Компания остановилась около моего, так что я начал слышать отдельные фразы разговора. Мой взгляд был намертво прикован к очаровательной незнакомке, а губы сами собой делали частые глубокие затяжки.

Я чуть не опоздал! Он подбежал к незнакомке, с которой я не сводил глаз, сгреб ее в охапку и стал жадно целовать. Да, конечно, у такого неземного создания и имя должно быть соответствующее. Меня пронзила ужасная ревность, я не мог двинуться с места, но и смотреть на поцелуи этой пары было невозможно.

Я опрометью кинулся в вагон, сел на свою полку и начал страдать, отпуская жуткие проклятия в адрес своей внешности, лишних десяти килограммов веса, а также ужасающей робости и скромности, которая никогда не позволит мне познакомиться с такой очаровательной девушкой.

Промаявшись минут пять, я снова выскочил на перрон — в первый раз по-настоящему захотелось закурить. Сержант нежно обнимал Маршу за плечи и старался встать чуть подальше от всей компании. Казалось, он чувствует себя неловко. Словно подтверждая мои мысли, раскованного вида девица обратилась к нему:. Чувак откровенно тусуется, но при этом дико стебается своего милитаристского вида!

Народ вокруг засуетился, проводница начала обход вагона, отправляя провожающих на платформу, и я пошел на свое место, чтобы не видеть прощальных поцелуев прекрасной незнакомки с сержантом по прозвищу Ален. Состав плавно тронулся, и компания провожающих стала приближаться к моему окну. Я не видел того, как девушка по имени Марша бежала по вагону, чтобы помахать на прощание своим друзьям, не видел и того, как она решила остановиться именно у моего окна. Резко затормозив, она прильнула к окну, ее сумка, висевшая на плече, больно стукнула меня по затылку.

Я инстинктивно подался вперед и коснулся щекой удивительно пахнущего теплого тела под поднявшимся вверх свитером. Марша стояла, перегнувшись через стол моей боковой полки, прильнув к стеклу и строя забавные рожицы. Мои щеки вмиг запылали, я отпрянул назад, стукнувшись затылком о заднюю стенку, и смущенно отвернулся, глядя в противоположное окно.

Марша смотрела на меня своими чистыми голубыми глазами, ее губы тронула легкая улыбка. Девушка присела напротив и стала задумчиво смотреть в окно на проплывающий мимо городской пейзаж.

Марша по-прежнему смотрела в окно. В ее взгляде читалась явная тоска, которую я принял за грусть от разлуки с любимым сержантом. Увидев меня, она улыбнулась, с благодарностью взяла стакан с водой и залпом осушила его.

Они же не могут без этого. Обязательно все должно быть не как у людей. Прохладная ладошка легла в мою руку, обжигая огнем. Сердце нещадно колотилось, заглушая, казалось, стук колес. Я долго не мог осознать, что же так непонятно мне в облике спутницы, пока не сообразил, что не могу хотя бы приблизительно определить ее возраст. Голос, худенькая фигурка и взгляд голубых чистых глаз делали ее похожей на ребенка, а манера держаться и говорить, какая-то бесшабашность поведения говорили о некотором жизненном опыте.

Мне недавно исполнилось семнадцать, я закончил десятый класс и еду поступать в МГУ. Как тебя родители отпускают? Кстати, ты из Питера или из Москвы? Им на меня, кажется, наплевать. Папашка мой — большой начальник, в московском горкоме партии трудится. Они думают, что я к подруге на дачу поехала, а я рванула сюда, в Питер. Прости, мы совсем не знакомы, и я не в праве лезть тебе в душу, но как-то это все очень странно.

У меня сложилось впечатление, что ты прощаешься с близкими друзьями, а из твоих слов следует…. Классический портрет — сутулый дохляк или, наоборот, пухлый толстяк, с немытыми волосами, в уродливых очках с толстыми линзами, ужасно нудный, говорящий только об учебе. У нас в школе есть несколько таких. Я сегодня с утра ничего не ела. Во время всего разговора в моем сознании смутно проскакивали картины, в которых я целую Лену, сжимая в жарких объятиях, но наяву отважиться на такое было решительно невозможно.

Надежда грела душу до последнего, но все рушится: Я не спеша выкладывал на стол свертки с бутербродами и пакеты с овощами и фруктами, как Лена спохватилась. Из рюкзачка она достала бутылку сухого болгарского вина.

Помня о том, что антиалкогольный указ Горбачева был в самом разгаре, я с самым непринужденным видом отправился к проводнице, попросить штопор, чтобы открыть бутылку с соком. Красный как рак, я вернулся назад и с невозмутимым видом, запихнув бутылку вина под куртку, пошел обратно в купе проводников. Проводница лихо расправилась с пластмассовой пробкой и снабдила меня двумя чистыми стаканами, напутствовав на последок с добродушной улыбкой:. В сильном смущении, но очень гордый собой я вернулся на свое место, а Лена к тому времени аккуратно разложила бутерброды на чистой бумажной салфетке.

Отдельно красовались помидоры и огурцы из моих запасов. В дальнейшем я не раз удивлялся этому женскому умению из ничего, в самых невероятных условиях организовать стол уютно и по-домашнему. Я аккуратно разлил вино и тут же спрятал бутылку в сумку, несмело подняв на Лену вопрошающий взгляд. Бутылка потихоньку пустела, хмель здорово развязывал язык. У меня было удивительное чувство, будто мы знакомы уже много-много лет.

С Леной было легко и свободно, я уже не испытывал и намека на робость. Она приехала в Питер к Краю — так звали того самого парня, которого я принял за лидера компании на перроне. Ему было 25 лет. С Леной они познакомились в Москве на одной из молодежных тусовок. Край относится ко мне как к ребенку, вот я и познакомилась с тем солдатиком ему назло. Но все без толку! Он смотрит только на эту старую грымзу Карлу! В глазах Лены полыхнул огонь.

Только мне стало казаться, что впервые в жизни очаровательная девушка заинтересовалась мною как мужчиной, как выяснилось, что на самом деле я банальный попутчик — бесполое существо, которому удобно излить душу, попрощаться и больше никогда в своей жизни не встретить.

В таком унылом настроении я поплелся за моей прекрасной спутницей в очередной раз покурить. За окном повисли густые сумерки. Мы вышли в тамбур, и я только сейчас заметил, что лампа под потолком не горит. Изредка проплывающие одинокие огни полустанков и то вспыхивающие, то угасающие огоньки сигарет создавали эффект нереальности происходящего. Рука Лены неожиданно легла мне на плечо, а ее сигарета упала на пол, моя полетела следом и в один миг девушка оказалась в моих объятьях.

Это был мой первый в жизни настоящий поцелуй — горячий и страстный, поцелуй с девушкой, от которой я был без ума. Время остановилось, я не помню сейчас, сколько продолжалось то безумие — может, 5 минут, а может — несколько часов.

Рука Лены мягко отстранила меня, а тихий, чуть хрипловатый голос произнес:. Проплывший мимо станционный фонарь осветил ее грустную улыбку. Голова моя немного кружилась, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Каким-то чужим хриплым голосом я произнес:. Я хочу быть с тобой, мне страшно тебя потерять… сегодня ты перевернула всю мою жизнь. Утро вечера мудренее, пойдем баиньки. Мы вернулись в вагон, вторая полка оставалась свободной, я постелил себе наверху, а Лена расположилась внизу.

После всего пережитого уснуть было невозможно, я долго ворочался с боку на бок. Решив наконец не мучить себя бесплодными попытками задремать, я отправился покурить. Вернувшись обратно, я присел на нижнюю полку, на которой сладко спала самая лучшая девушка на свете. Я провел рукой по ее шелковистым волосам. Губы Аленки тронула нежная улыбка. Я очень надеялся, что улыбается она во сне именно мне… Так я просидел до утра, пока проводница не начала будить пассажиров.

Лена проснулась задумчивой и хмурой, я пытался поймать ее взгляд, заговорить, но она упорно уходила от разговора.

Мы быстро собрались, сдали постельное белье и сели друг против друга, уставившись в окно. Мне было явно не по себе, я не знал как начать разговор. Ты действительно мне очень нравишься, мне трудно представить, что мы выйдем из этого поезда и больше никогда не увидимся.

Круг моего общения состоит из деток дипломатов, партийных и государственных работников, ну, в худшем случае, отпрысков спортсменов или артистов. Ты никогда не будешь в этой компании своим. Между нами самая настоящая пропасть, и тебе ее не перепрыгнуть. Я сама не знаю, что на меня нашло вчера вечером. Поверь, я не кидаюсь на шею первому встречному, и мне тоже немного жаль с тобой расставаться, но я правда не знаю, что нам делать. Я действительно даже и не догадывался, что на проблему наших взаимоотношений можно смотреть под таким углом.

Единственное, чего хотелось больше всего на свете, так это никогда не расставаться с Леной. Пройдет время, и мы решим все проблемы, вот увидишь! Ты устраивайся у себя в Универе, а через неделю мы встретимся у Ломоносова. Стоит между Химфаком и твоим Физфаком. Сегодня у нас вторник, нет — уже среда. Давай и встретимся в следующую среду в шесть часов вечера.

Если мы оба придем, значит так тому и быть. А что мне оставалось делать? Как говориться, надежда умирает последней. Москва встретила нас чудесным теплым летним утром, когда воздух бывает свеж и прохладен, а город еще не стряхнул с себя окончательно ночной сон. Мы шли не торопясь по перрону, и только я собрался предложить проводить мою спутницу, как Лена остановилась:.

Повернув голову, я заметил высокого парня, приближающегося к нам. Его внешность напомнила мне какого-то киноактера, часто игравшего коварного обольстителя — любимца дам, а одежда прямо-таки кричала о своем заграничном происхождении. Это же просто кошмар! Как дела, как Питер? А это что за тип? И пара отправилась к зданию вокзала.

Я стоял и тупо смотрел им вслед, голова моя окончательно утратила ясность мысли, люди толкали слева и справа, кто-то беззлобно матерился, а я не мог сдвинуться с места….

Запищал пейджер, отдаваясь болью в изнуренной алкоголем голове. Шепча ругательства, я побрел искать телефон, который нашелся на тумбочке в прихожей.

Сняв трубку, я набрал номер. Именно его тон и вывел меня из состояния отупелой задумчивости. Два удара ножом в живот. Тело нашли недалеко от служебного входа в ночной клуб на Новом Арбате. Вы же, кажется, именно туда вчера поехали? Ты ночевал не дома? Стас, ты будешь долго смеяться, но я действительно не знаю, где я нахожусь! И вообще, чего ты мелешь?

Я никого не убивал! В общем, на твоем месте я бы серьезно задумался. Нам надо встретиться — и чем скорее, тем лучше. Через сколько ты сможешь выехать? Где-то на окраине, а вот на какой окраине? Я точно не уверен, что это Москва, хотя скорее всего, это именно она. И во сколько мы все же встретимся? Я стоял и тупо смотрел в зеркало. Что же в конце концов произошло? Вчерашним воскресным утром ничто не предвещало неприятностей. У меня был заслуженный выходной, я встал не раньше одиннадцати, предвкушая встречу с одногруппниками, большинство из которых не видел пять лет.

День прошел в мелких хлопотах. Ближе к вечеру я принял душ и надел свой лучший костюм. Покрутившись перед зеркалом, я остался доволен собой. Частник лихо домчал меня до Националя. Раздевшись в гардеробе, я поднялся на второй этаж. Все-таки как же здорово встретиться с однокашниками через несколько лет разлуки! В холле уже собралась небольшая группа. Как всегда, в центре внимания был Стас. Удивительно, но он, казалось, совсем не изменился.

Те же потертые джинсы и свитер ручной вязки, которым его традиционно снабжала мама. Стас был старшим из четверых детей в рабочей семье. Его отец погиб в результате несчастного случая на заводе, когда Стасу было 16 лет. Стас всегда испытывал финансовые трудности, но, казалось, что это его ничуть не заботило. Легок на помине, долго жить будешь! Я как раз рассказываю историю о тебе!

Такая металлическая хромированная табличка, а на ней выгравирована надпись: Мы вручили Дэнису этот значок как наградной отличительный знак Государственного Комитета народного образования. Ну, вы помните Дэниса! Все удивлялись его способности ничего не учить и прийти на экзамен слабо подготовленным, а получить как минимум три балла — и то это была большущая редкость.

При этом он всегда сильно горевал, что ему поставили трояк, хотя любого другого вынесли бы со свистом через две минуты после начала ответа по билету. И что вы думаете сделал Дэнис? Он стал надевать его на каждый экзамен! Представляю себе, как веселились преподаватели.

Как знать, если бы не их слезная петиция, подписанная всей группой, где я выставлялся чуть ли не Ломоносовым, Пьером и Марией Кюри, Резерфордом и Нильсом Бором вместе взятыми, накатали бы на меня бумагу на факультет, что скорее всего привело бы к неминуемому отчислению. Помню, помню этого дебошира и пьяницу. С некоторых пор я не могу спокойно реагировать на общение с этим человеком. Было время, когда я хотел его убить, но сердечная рана со временем затянулась, хотя шрам все же остался.

Это было одно ничем не примечательное серое утро осенью года. Я благополучно начал учебу на втором курсе. Дотопав по лужам до родного физфака, я поднялся аудиторию, занял местечко поуютней — у стены.

Рядом сел незнакомый парень. Вернее сказать, это был не обычный загар, полученный где-нибудь на южном курорте. Кожа на его лице и руках была темной, огрубевшей. Вообще весь он излучал ту самую грубоватую мужественность, которая так нравится многим женщинам.

Пачка упала в лужу. Наш курс был не совсем обычный. Начиная с года наше государство стало испытывать недостаток в мужском населении призывного возраста — демографическая яма, последствия войны. Ничего лучше правительство не придумало, как призывать на срочную службу студентов. Я служил в Космических войсках, отбарабанил в этой дыре полтора года после учебки. Честно говоря, вспоминать не хочется.

Слушай, я сегодня продолжаю отмечать столь радостное событие — дембель, приходи! Я всегда непросто знакомился с людьми, и обычно проходило достаточно много времени, прежде чем устанавливались теплые товарищеские отношения. Но от Федора исходила какая-то сила, рядом с ним возникало ощущение покоя и стабильности, и я с радостью принял его дружбу.

Вечером я, как и обещал, пришел к Федору домой — он жил на Юго-Западе в одной из высоток по улице и Бакинских комиссаров. Именно она была лидером в этой семье. А Федор был у них единственным сыном. Мне с первого взгляда не понравились отношения в этой немногочисленной семье. Знаете, как это иногда бывает, внешне вроде бы все благополучно — солидные родители, воспитанный сын, хорошо обставленная квартира, недешевая мебель и бытовая техника, а главного нет.

Было такое впечатление, что каждый из трех Силиных жил сам по себе, не поддерживая и не помогая друг другу. Например, меня мучил один вопрос: Этой волевой женщине было стыдно перед своими знакомыми и сослуживцами друзей, как выяснилось позже, у нее не было за сына-троечника. Так что Федор пошел служить, схватив пару трояков на летней сессии после первого же курса. Причиной всему был банальный страстный роман с девушкой с экономического факультета.

Что было, то было и быльем поросло! Неужели ты на меня все еще сердишься? Ну бросила тебя телка, но ты же сам виноват! Ей нужен был дядька с деньгами или, на худой конец, с перспективами их иметь…. Так какого лешего ты треплешься с кем попало?! Рядом проходил официант, неся поднос с напитками.

Я схватил две рюмки коньяка и выбежал в коридор, руки мои тряслись от гнева, а мысли путались. Воспоминания… Воспоминания, которые мне удалось загнать в дальние уголки подсознания, опять вылезли с новой силой….

Придя в назначенный час к Ломоносову, я никого не дождался. Суета и волнения вступительных экзаменов несколько сгладили сердечные переживания, но эту девушку я не забыл.

Я помнил о ней всегда: Это случилось на четвертом курсе. Цены в магазинах летели вверх, подобно выпущенной Чингачгуком стреле. Мой отец, отслужив три последние года в штабе ЛенВо [2] и демобилизовавшись из армии, пытался пробовать себя на ниве свободного предпринимательства.

Моей стипендии уже давно не хватало даже на хлеб с молоком, не говоря уже о масле. Странное дело, но мои отношения с отцом после того, как я покинул дом, кардинальным образом изменились. И причина, очевидно была во мне. Я понял, что мужчине очень трудно жить на свете одному, без женского тепла и ласки.

Еще я понял, что отец по сути единственный на этом свете родной мне человек. Последние два года я пытался подрабатывать в самых разных местах: Так бы я и скакал с места на место, если бы не Стас Смилянский, предложивший поработать санитаром в приемном отделении городской больнице.

Он уже полгода работал там и расписал мне свою трудовую деятельность в самых ярких красках. На первом месте в его рассказе были длинноногие медсестры в белых халатиках, под которыми надето что-то весьма символическое, далее следовали описания укромных больничных уголков, и потом… Впрочем, это уже мужской разговор!

Стас, конечно, многое преувеличивал, но, к моей великой радости, не сильно. В общем, работалось нам там со Стасом весьма и весьма неплохо. Иногда мы сравнивали себя с котами на молокозаводе. Это произошло 8 марта, как раз в международный женский день. Я с утра заступил на суточное дежурство.

Праздник этот во всех отношениях удивительный [3]. Именно и только 8 марта подавляющее количество покалеченных и травмированных пациентов составляют представительницы прекрасного пола. В истинности этой закономерности я убедился на собственном опыте. Покалеченные дамы начали поступать уже ближе к вечеру, а с наступлением темноты их поток существенно увеличился. За окном проехала очередная скорая. Минут через 15 меня попросили сходить к пациентке и принести ей баночку для сбора анализа мочи.

Я зашел в женскую смотровую и остолбенел… На кушетке, отвалившись к стене и прикрыв глаза, сидела Аленка. Не помню точно, сколько я так простоял в дверях смотровой, держа банку в руках. Она открыла глаза и в изумлении уставилась на меня. Слабая улыбка озарила ее личико сквозь боль и страдания.

Ты же говорил, что поступаешь на Физфак…. Пулей взлетел я на второй этаж, где располагалось отделение урологии. Сегодня дежурил доктор Кантерман — весельчак и балагур, прекрасный специалист, добрый и отзывчивый человек. Влетев в ординаторскую, я застал там доктора за чашкой чая, рядом покоилась рюмочка коньяку. Постой, постой… Это твоя знакомая что ли? Ты такие подарки своим дамам делаешь?! Почечная колика, боль, страдания, а потом появляется мужественный Дэн в белом халате с огромным шприцем в руках, эротично так снимает с прелестницы трусики и нежненько вкалывает вожделенный баралгин с ношпой….

Руки даже главнее, а особенно средний палец правой руки — не забывай, что я все же уролог! У Лены никаких патологий не обнаружили. Кантерман сказал, что такие казусы иногда случаются, когда колика возникает непонятно от чего. Аленка уже сидела в нашей комнате отдыха — повеселевшая и порозовевшая после обезболивающего укола и чашки чая.

Весь персонал разошелся, тактично оставив нас вдвоем. Пусть подремлет пару часиков на кушетке, а потом и трамваи пойдут. По дороге к машине Михалыч, улучив момент, подмигнул мне и, кивнув в сторону Аленки, показал большой палец, явно одобряя мой выбор. Мы быстро домчались по ночной Москве до Старого Арбата, остановившись у подъезда, где жила Лена. Последние 5 минут пути я лихорадочно соображал, как мне лучше поступить, что сказать — я не хотел расставаться с ней.

А когда мы вышли из машины, добавил: И огромное вам спасибо! Она подошла к открытому окну и поцеловала Михалыча в щеку. Родители Лены уехали встречать праздник в Таиланд, они должны были вернуться лишь через пять дней. Пять дней наедине с самой желанной женщиной на свете, пять дней в сладкой сказке, которой, кажется, никогда не будет конца… Удивительное дело — казалось, я ждал той ночи всю сознательную жизнь.

Да и все последующие опыты были какими-то ущербными. С самой первой ночи, проведенной с девушкой, меня начинало преследовать нечто, похожее на чувство вины. В этот раз все было по другому, однако легкий привкус того самого ощущения вины или легкой тоски присутствовал. Ну как тут не вспомнишь Анну Ахматову:. И дружба здесь бессильна, и года Высокого и огненного счастья, Когда душа свободна и чужда Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее Достигшие — поражены тоскою… Теперь ты понял, отчего мое Не бьется сердце под твоей рукою. Накануне приезда родителей мы перебрались к Лене на дачу в подмосковные Жаворонки, где прожили недели три. Дом был небольшой, но добротный и теплый, да и до Москвы добираться было не так далеко — минут 40 на электричке.

Однако все когда-нибудь заканчивается. Солнце уже давно зашло — наступил прохладный апрельский вечер. Мы лежали на кровати в маленькой спаленке и курили. За окном гулял ветер, и мохнатые еловые ветви, слегка подсвеченные уличным фонарем, раскачивались, создавая причудливые тени. Этот вопрос уже начал мучить меня с самого утра. Те девушки, с которыми я встречался раньше, не оставляли сколько-нибудь заметного следа в моем сердце.

Я легко с ними знакомился и легко расставался. Здесь же все было совсем по-другому. Я ни за что не хотел потерять Аленку, я хотел быть с ней всегда!

Я раньше не слышал от моей любимой таких интонаций? Или мне просто казалось, что не слышал? Впрочем, я не стал долго напрягаться по поводу грустных мыслей. Как часто мы идеализируем человека, когда любим и, наоборот, видим одно лишь плохое, когда ненавидим.

На этот раз удача мне улыбнулась. Вернувшись в общагу, я услышал известие от своего соседа по комнате, что он прямо сегодня переезжает жить к своей новой пассии — москвичке с отдельной квартирой — на неопределенное время. Я позвонил Аленке, договорившись о встрече вечером, и побежал в магазин.

В этот вечер все было прекрасно! Лена восторгалась моими кулинарными способностями, и я был на вершине блаженства, угождая всем ее желаниям. Потом мы любили друг друга, и казалось, счастью нет предела. Однако за улыбку фортуны я принял лишь ее ироничную усмешку. Мы курили, лежа в кровати, когда в замочной скважине заскрежетал ключ, дверь открылась, и на пороге, освещенный коридорной лампой, возник мой сосед Коля. Я никогда не видел его таким злым. Он, казалось, не замечал всей пикантности ситуации.

Особенно эти долбанные москвички с жилплощадью! Я уйду, и вы спокойненько обсудите все проблемы, связанные с женским коварством. Однако на Лену мои слова произвели обратный эффект. Меня не колышет, как ты договариваешься со своими друзьями, но в любом случае — вваливаться в комнату, где двое банально занимаются сексом, как минимум невоспитанно!

Последняя фраза больно резанула меня по ушам. Я сидел, уставившись в окно, в то время как Лена, наспех одевшись, выскочила из комнаты. В голове изрядно шумело — выпил я уже достаточно, а не ел практически с самого утра. Пойдем, там все за стол усаживаются. Все участники торжества уже расселись по местам. В центре расположился Федот, а рядом с ним сидела ОНА… Обычно время никого не щадит, но Аленка была прекрасна как никогда. Мне стоило больших усилий оторвать взгляд от Лены.

Я уставился в тарелку, сосредоточившись на поглощении закусок, а больше — на уничтожении гостиничных запасов водки, которую старательно подливали вышколенные официанты. Веселье тем временем шло своим чередом, тосты сменяли друг друга, холодные закуски сменились горячими, и я, как сейчас понимаю, к тому моменту дошел до той кондиции, когда уже надо останавливаться. Ох… Ну почему это понимаешь только потом, а в самый этот момент кажется, что веселье еще только началось.

Правда, у меня есть маленькое оправдание — на душе было совсем плохо. Настало время перерыва перед горячим, Юрка Колобов вызвался сказать очередной тост. Желаю тебе, прежде всего, здоровья! Всего остального ты привык добиваться сам: Нам всем есть чему у тебя поучиться. Учиться, а не пускать нюни по поводу того, что ты по своей вине упустил из рук! Мне показалось или он на самом деле бросил мимолетный взгляд в мою сторону? Это было уже выше моих сил. Кровь стучала в висках, щеки горели, какое-то время я не мог шевельнуться.

Так я сидел, пока одногруппники не начали выходить из банкетного зала. Все последовавшие за тем ужасным вечером попытки позвонить или встретиться с Леной были тщетны. К телефону подходила ее мама и, услышав мой голос, просила больше не звонить по этому номеру. Через два дня бесплодных попыток дозвониться я поехал к ней домой, решив дождаться любимую во что бы то ни стало. Водитель распахнул переднюю пассажирскую дверь, и оттуда выпорхнула Лена.

Как же она была прекрасна! Как я по ней соскучился! Я вскочил со скамейки и ринулся вперед. Я был уверен, что вот именно сейчас все недоразумения будут развеяны, она просто обязана меня понять, ведь я так сильно ее люблю. Однако меня ждало жестокое разочарование. Спутник Лены встал у меня на пути и резко оттолкнул назад. Затем он заломил мне руку за спину так, что я не смог даже пошевелиться.

Я неожиданно вспомнил, что именно он встречал Лену в то памятное утро на перроне Ленинградского вокзала. Я молча пыхтел, пытаясь вырваться.

Я был в совершенно идиотском положении, абсолютно не понимая, что сейчас говорить и как себя вести. Лена же подошла ко мне с ехидной улыбочкой:. Решил пригласить меня еще разок продемонстрировать стриптиз своему дружку-дебилу? У нас, видишь ли, Илюша, с этим вот типом вроде как сложились совсем нежные отношения, а он меня мало того, что в общагу привел, так еще и своему другу неглиже продемонстрировал.

Ну зачем ты так! Не так же все было! Ну прости меня, я же люблю тебя! Как дошла до жизни такой, сеструха? Пойми, ты меня уже заколебал! Я от тебя устала, не надо меня больше подкарауливать, и маму мою больше не надо доставать по телефону, понял? Через пару недель на майские праздники мы с друзьями решили в Сочи слетать, потусоваться — давай с нами, там и поговорим. Встретимся го во Внуково у стойки регистрации утреннего сочинского рейса, чао! Я стоял и смотрел вслед удаляющимся габаритным огням.

Утром пришла телеграмма от отца. Я вяло прореагировал на нее — мне казалось, что в моей жизни никаких хороших новостей ждать не приходится.

На следующий день около трех часов я вышел из здания факультета. Выглянуло приветливое апрельское солнышко, дороги были мокрыми от таявшего снега, а птицы заливались, как сумасшедшие. Мне от такого благолепия стало еще тоскливее. У ступенек нагло расположился Мерседес цвета вороньего крыла. Это был мой отец! Это ты или не ты?.. Ты ограбил банк или соблазнил вдову какого-нибудь миллионера?!

Поехали ко мне, по дороге все расскажу. Мы разместились на заднем сиденье. Закрывшаяся дверь наглухо отрезала нас от внешнего мира, и машина, плавно покачиваясь, тронулась с места.

Шкафообразный Семен важно кивнул, не отвлекаясь от дороги. Видишь ли, я, как бы это помягче можно сказать, поймал за хвост жар-птицу. Сразу после дембеля я попал в один кооператив, организованный моими бывшими собратьями по сапогам и портупее.

Сначала меня взяли на самую тупую работу — оформлял кое-какие бумажки и аккуратно складывал их в папки. Контора была частная, да к тому же в стадии начального развития, сотрудников было мало, и, соответственно, для желающих проявить себя возможности были самые что ни на есть реальные. Вообще без лишней скромности скажу, что если главный штаб наш был мозгом ЛенВо, то я был его единственной извилиной!

Кооператив наш неожиданно очень серьезно поднялся на поставках продуктов питания для воинских частей Лен Во. Сам понимаешь, что ниша эта в высшей степени финансово емкая, но и работать приходится на износ.

Слишком много конкурентов, норовящих впихнуть за три копейки какую-нибудь тухлятину с истекшим сроком годности. Сейчас приехал к нашим московским партнерам подписывать новый контракт. Кроме того, там один соучредитель был вредный, невзлюбил меня с самого начала. Я ждал, что меня уволят, а получилось так, что вышибли его. А я, напротив, кое-какой процент получил. Ты извини — имел возможность тебе деньжат выслать уже некоторое время назад, да очень уж хотелось сделать сюрприз.

Появиться вот так, на белом коне, можно сказать! Я так рад за тебя! Отец просто обнял меня, сглотнув комок в горле. Тем временем мы проехали Калужскую площадь. Наша машина на глазах у гаишника, в нарушение всех правил свернув наперерез встречному потоку, через две сплошные линии подъехала к центральному входу Президент-отеля.

Мы поднялись на лифте на седьмой этаж. Подойдя к дверям номера, отец важно достал пластиковую карточку-ключ и открыл дверь, явно наслаждаясь самим процессом. По-видимому, это был стандартный двухместный номер — компактно, чисто и функционально.

Отец достал из шкафа бутылку виски и щедро плеснул в два стакана, бросив туда по несколько кубиков льда. Ну, у меня для тебя, собственно, две новости: Я был никак не готов к этому разговору и не смог совладать со своим лицом.

Отец, глядя на меня, нахмурился, я же залпом допил свое виски и, налив себе и отцу, молча выпил снова. Я, как на духу, рассказал все. И, удивительно, мне стало легче. Отец налил нам по третьей, осушил свой стакан и после паузы начал задумчиво:. Она умерла, когда тебе не было еще и годика. Она была глубоко верующая. Бабушка по сути и воспитала меня — мама с папой были заняты в основном своей работой и личными проблемами.

Сегодня это покажется невероятным, но твоя мама была у меня первой женщиной, а я был у нее первым мужчиной. И произошло это у нас в первую брачную ночь. Я понимаю, по нынешним временам это может казаться смешным, да и я, помню, мучился тогда своей неискушенностью в интимных вопросах. Так бывает часто — мы не ценим того, что имеем. За всю нашу совместную жизнь я не изменил маме ни разу, уверен на все двести процентов, что и она была мне верна.

И сегодня я считаю себя по-настоящему счастливым человеком только потому, что у меня в жизни была такая любовь — чистая и непорочная. Как водится, понял я это только после смерти мамы, после запоев и череды баб, которые прошли через нашу с мамой спальню. Я искал в любовницах утешения, а получалось все наоборот. Становилось только хуже, как будто с каждой новой уложенной в постель бабой я терял частичку маминой любви и тепла.

Велика была эта любовь. Настолько велика, что я-таки не смог растерять все, сумел опомниться и остановиться. Ты прости меня, сынок. Я ведь понимал прекрасно, как тебе было тяжело. Видел, а ничего не мог с собой поделать, думал только о себе. Я так понимаю, ты и из Питера из-за меня уехал…. Ты прости меня, сынок, я многого тебе недодал и постараюсь восполнить этот пробел, насколько смогу.

А в свете вышесказанного я не осуждаю тебя. Да, ты уже познал не одну женщину — такие сейчас времена, такие нравы, да и пример в моем лице у тебя перед глазами был не самый лучший, чего там говорить. Мне просто немного жаль, что у тебя не было и, видимо, уже не будет ТАКОЙ чистой и искренней любви, увы. Бабушка искренне верила, что в церкви можно смыть всю ту гадость, которую человек сделал в жизни. Я не то что бы не верю в Бога, но не доверяю попам. Не думаю, чтобы они могли реально помочь.

Так что ничего уже не попишешь. Что же касается девочки твоей, то по всему видать, что она стерва. Типа, папа, ты ее не знаешь, она не такая, она хорошая, я ее люблю и т.

Сынок, я буду говорить тебе то, что думаю. Уверен, в твоей жизни достаточно людей, готовых вешать тебе лапшу на уши — я не из их числа. Так что, хочешь — слушай, не хочешь — давай менять тему. Отец замолчал и потянулся к наполовину опустевшей бутылке и молча выпил. Я первым нарушил затянувшуюся паузу. Никто, кроме тебя во всем мире, похоже, меня не любит искренне и бескорыстно.

Говори все, что сочтешь нужным, я тебя слушаю. Так вот, я тебя прекрасно понимаю и вполне могу вспомнить, как оно бывает, когда влюблен. Но, Денис, поверь, это еще не любовь. Не та любовь, которая пишется с большой буквы. Это влюбленность, ради которой, например, можно набить морду или писать стихи ночи напролет. Ради нее иные несчастные кончают с собой.

Но это не та любовь, ради которой, случись беда, будешь ухаживать за немощным любимым годами, без ропота и недовольства. Это не та любовь, ради которой ты готов простить любимой все, кроме предательства, а возможно и самое предательство, готов терпеть любые недостатки, которые есть у каждого человека.

Терпеть из месяца в месяц, из года в год. Чтобы получить высшее образование физика, ты проучился уже три года и будешь учиться еще почти столько же. Настоящее чувство также не дается сразу и бесплатно — его надо вырастить и выстрадать. Так что то, что испытывают молодые люди в самом начале, не есть та любовь, которая живет в доме пожилых и счастливых супругов. Именно из-за незнания этой простой истины часто распадаются браки буквально через год совместной жизни.

Уходит острота сексуальных чувств, людям кажется, что они поженились ошибочно — им и невдомек, что семью надо строить, а для этого надо трудиться. Прости меня за эту преамбулу, она была просто необходима. Ты в настоящий момент испытываешь к Лене искреннее и сильное чувство, верю, но это и есть та самая влюбленность, а что из нее вырастет и вырастет ли хоть что-нибудь — неизвестно.

Во-вторых, я, конечно, не знаком с этой девочкой, но то, что ты мне о ней рассказал, наводит меня на грустные мысли. Мне кажется, что она привыкла относиться к людям с позиции выгоды и пользы, такие люди редко могут кого-то любить искренне. Любовь — это самопожертвование. Вот такие мои мысли. Если она будет и дальше тебя футболить, тебе все равно придется это сделать.

Ты знаешь, я не сторонник кардинальных мер, в серьезных вещах нужно серьезно подходить к своим действиям, а спешка — плохой союзник. Так что не торопись. Главное, я тебя умоляю, не вздумай жениться, присмотрись к этому человеку, а там будет видно.

Кто его знает, жизнь иногда преподносит сюрпризы, вдруг это и вправду твоя судьба. Первая новость, если ты не забыл, была хорошей. Мне по делам периодически придется приезжать в Москву, а гостиницы я не люблю, да и стоит такая роскошь немало.

Я тут собрал немного деньжат, немного занял в счет будущих доходов и присмотрел нам двухкомнатную квартирку на Комсомольском проспекте. Жить в ней ты будешь на правах моего привратника — шутка! Это классное место, и от МГУ недалеко — всего две остановки на метро! Так что выберем мы с тобой скромненькую машинку, чтобы хоть встретить и проводить ты смог меня сам. Не могу поверить — своя тачка!

Так это и есть твоя вторая очень хорошая новость? Это так… Приложение к квартире. А вторая новость будет другой. Мы закупаем крупную партию продуктов, и там будет хитрый денежный перевод. Не буду вдаваться в ненужные подробности. Главное то, что наш представитель должен присутствовать лично на Кипре в отделении обслуживающего банка. Ничего сложного в этом нет. Я оформлю все документы и передам их тебе в аэропорту. По прилете тебя встретят и на следующий день отвезут в банк, дел на 30 минут — и ты свободен, впереди десять дней пятизвездочного отдыха на Средиземном море.

Как тебе эта идея? А про девочку я начал разговор в том ключе, что можешь поехать не один, а кого уж с собой взять — смотри сам. У тебя загранпаспорта, конечно, нет? В ближайшие дни тебе бы определиться и с именем твоей спутницы, чтобы забронировать билеты.

И хватит о грустном и о делах, не пора бы нам подумать об ужине? Следующим утром я проснулся в отцовском номере. Настроение мое улучшилось, жизнь явно менялась и менялась к лучшему! Прекрасно помня, как пишется имя и фамилия Аленки в ее загранпаспорте она как-то хвасталась мне , я написал их на листе бумаги и передал отцу, пояснив, что эта девушка поедет со мной.

Отец взял листок, тактично промолчав. Неделю я был сам не свой — не терпелось как-то связаться с Аленкой и все ей рассказать. Я безумно переживал, что будет слишком поздно, что она не сможет изменить свои планы за несколько дней до поездки в Сочи.

У меня вообще были сомнения в том, что она захочет что-либо менять, но я все же смог себя сдержать и сделал все так, как было задумано. Наконец, долгожданный день настал! Семен передал мне пухлый конверт с билетами и документами и, торопясь куда-то, уехал. Я поехал к Лене домой, упросил строгую консьержку разрешить мне опустить письмо в почтовый ящик любимой девушки, вложил авиабилет в конверт, на котором написал: Я не смогу быть го на сочинском рейсе, поскольку именно го лечу на Кипр.

Место рядом со мной свободно, и свободно оно только для тебя. Буду ждать в 9. Ночь на е прошла ужасно. Мне всю ночь снились кошмары, а часов с 5 утра я не спал вовсе. Папа заехал за мной в общагу к 8. Сердце мое колотилось нещадно, отец тактично не лез с разговорами. Мы подъехали к знакомому подъезду в 8. Народу на улице почти никого — суббота. Я не отрывал глаз от подъездной двери, каждую минуту бросая взгляд на часы.

Удивил так удивил, ну об этом мы потом поговорим, а сейчас, может, поцелуемся? Я попытался ограничиться скромным поцелуем, стесняясь отца и Семена, но руки Аленки крепко обвили мою шею, она прижалась ко мне всем телом и страстно прильнула к губам… Оторвавшись друг от друга, мы направились к машине, около которой стоял отец, а Семен уже открыл багажник.

Семен тем временем загрузил сумку Лены в багажник и напомнил, что пора ехать. Папа сел рядом с Семеном, а мы с Леной сели на заднее сиденье, держа друг друга за руки. Мы вмиг домчались до Шереметьево. У поста таможенного контроля отец отозвал меня в сторонку и вручил запечатанный конверт. Костас отвезет вас в отель, он же завтра доставит тебя в банк. О времени договоритесь сегодня. Дворянка, вернулась из Англии уже после революции, и большевики ее не тронули.

Чем ты ее так пленил, что она стала заниматься с тобой языком, да еще совершенно бесплатно? Бумаги составлены правильно, все остальное сделает Савас.

Давай, сынок, с Богом! Что касается твоей девочки, то как мужчина я тебя понимаю, а там видно будет, счастливо! Мы подошли к Лене и Семену. Семен только что рассказал какой-то забавный анекдот — Аленка просто покатывалась со смеху. Тем временем нам выдали посадочные талоны, мы быстро прошли паспортный контроль и направились в магазин Duty Free.

Через час после взлета мы закончили обед, который оказался весьма неплох, и решили заняться купленной в Duty Free текиллой. Стюардесса принесла маленькие высокие стопочки, блюдце с солью и порезанный лимон, и мы принялись за дело.

Потом в эту же руку берешь ломтик лимона, а в другую рюмку с текиллой. Я сделал то же самое.

Posted in Том